БОЕВАЯ ПСИХОЛОГИЯ (психология боя), моральные феномены поля боя. Часть 2.
Боевая психология и медицина
Боевая психология
Боевая медицина

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛЯ БОЯ. Часть 2-я.

Категория: Боевая психология и медицина / Боевая психология

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛЯ БОЯ. Часть 2-я.

Продолжение. Начало в первой части.

... Обращаясь снова к терминам психологии, этот человек, субъективном ментальном состоянии, очень часто находится в состоянии полной анестезии, мы находим много интересных примеров, в доказательство этого утверждения. Капитан 102-ого Иллинойского полка в бою под Рессакой, Дж., был подстрелен чуть выше левого уха, пуля прорезала череп и создала глубокую рану, длинной три или четыре инча. Офицер не знал, что был ранен, вплоть до завершения сражения.

Другой человек, в той же битве, получил ранение в живот, пуля оставила уродливую дыру в одежде, и человек упал на землю со словами: «Парни, меня убили». Когда его отнесли в тыл и осмотрели выяснилось, что в него попала шальная пуля, и что ее силы хватило лишь на то, чтобы пройти сквозь одежду. Известно, что экстремально опасно для гипнотизера сначала вводить человека в гипнотический транс, а потом легонько его коснуться и сказать, что касание его убило. Вышеупомянутый случай – кажется аналогичной. Солдат на самом деле пребывал в состоянии гипноза и был уверен, что его поразила пуля. Он знал смертельный эффект пуль. Результатом стало позитивное предположение, что он убит.

Как солдаты умирают в бою.

В «Воспоминаниях Рядового Солдата», мистера Фрэнка Вилкенсона, в главе «Как Люди Умирают в Бою», говориться:

«Возле Вайлдернес, перед Лонгстрит, когда солдаты сделали первый прорыв Второго Корпуса, я слышал нечеловеческие крики людей, когда пули разрывали их плоть. Я повернул голову, пока заряжал винтовку, чтобы лучше видеть, кого ранило. И я увидел Ирландца, поднимающего рубашку, его ранило в левое бедро. Его лицо посерело от страха. Рана выглядела смертельной. Он посмотрел на нее на секунду, и ткнул в нее мизинцем. Он довольно улыбнулся, опустил рубашку, и стал обратно в строй.

Игра мимики на лице Ирландца была настолько выразительной, что его эмоции, так быстро менялись, что я не удержался от смеха. Возле Спотсильвании, что во время того, как моя батарея выдвигалась в бой, группа раненых людей, лежала в тени дуба. Все их лица были серого цвета. Они посмотрели в тишине на нас, пока мы проходили мимо. Один из них – гигантский блондин, приблизительно 40-а лет, курил короткую деревянную трубку. Я спросил его, что он делает.

Он ответил: «Курю свою последнюю трубку молодой человек». Его глубокие синие глаза встретились с моими, и он смело попытался улыбнуться. Я видел, как он быстро увядал. Возле р. Северная Анна , моя батарея за, будучи в бою, видела, как пехотинец поддержки лежал лицом вниз, обнимая гильзу от снаряда возле моего орудия, в месте, где, как он думал было безопасно. В него прилетел снаряд. Рана, сделанная этим куском железа, была ужасна, так, как большинство мяса сорвало с костей.

Солдат истек кровью за минуту, а перед тем, как умереть он вспоминал про свой город и свою семью. Раненые Солдаты срывают одежду с ран, чтобы оценить их характер. Многие затем улыбаются, а их лица светлеют, если их задело не сильно, потому что понимают, что они вскоре вернутся домой. Другие, посмотрев на рану падают, как ударенные и падают в обморок, осознав, что они смертельно ранены. Солдаты, с боевым опытом, очень точны в своей оценке опасности ранения.

Они видели сотни раненых солдат, и заметили, что некоторые раны – всегда смертельны. Они знали, когда были смертельно ранены, и после шока от этого открытия, они в основном мужались и умирали мужественно. Было редкостью, чтобы Ирландский или Американский доброволец трусил в присутствии смерти».

Отвага в бою.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛЯ БОЯ. Часть 2-я.

Клаузевиц считал что отвага бывает двух типов: 1-ая – как результат темперамента, происходящая из привычек; 2-ая же исходит из гордости, патриотизма или энтузиазма. Воодушевленное состояние, не столько нормальное, как скорее импульс, который не зависит от человека. Сочетание двух вышеперечисленных типов отваги – есть идеальная отвага. В связи с этим Генерал Рогниат говорил:

«Если люди должны быть храбры, вы должны сделать их такими; потому что отвага не забита внутри нас, это приобретаемое качество. Мы все рождены слабыми; Предопределено Природой, кто, в интересах собственного самосохранения, внушает остальным ощущение страха, которое заставляет их избегать вещей, которые, как они думают, могут их ранить; отвага состоит в том, чтобы превозмочь это чувство».

В ответ на это Генерал Марбот говорит:

«Неверно считать отвагу и страх внешними факторами. Человек любит уничтожать все, что может его ранить; это закон Природы».

Наполеон также сказал:

«Отвага это врожденное умение, человек не может его развить», а потом добавил, «когда у человек нет страха смерти, он приносит этот страх в стан врага». Отвага Лорда Волслея, как ментальная характеристика эквивалентна идеальному физическом здоровью. Он заявил, что его опыт подсказывает, что отвага идет в комплекте с бесчувствием тела. Болезнь, подорванное здоровье, боль, переломы и голод, имеют очень депрессивный эффект на нервы человека. Наполеон очень часто использовал выражения «редкая храбрость 2-х часов утра».

В хороший, теплый день, хороший оратор, музыкальная группа, толпа одобряющих женщин воодушевит все мужское население записываться в войска. Но это не отвага, это – энтузиазм, и он подл по своей природе, так как несколькими месяцами позже, эти же парни, лежа в окопах уставшие и голодные, возможно, вымокшие до нитки под проливным дождем, ожидая атаку днем и ночью, с ужасом представляют, что припасла война для них. А потом их отвага или ее отсутствие, становится постоянной чертой.

Даже учитывая, что энтузиазм – не отвага, он все же мощный союзник. Энтузиазм может завоевывать города, если его правильно использовать в подходящий психологический момент. Он поднимет на ноги слабых, воодушевит сильных. С трудом можно представить, как солдат переходит из обороны в наступление без боевого клича. По этой причине, они кричат на учениях, и учат, что боевой клич играет намного более значимую роль, чем кажется с первого взгляда. Он удваивает моральный эффект.

Это предупреждающий сигнал для обороны, сигнал о том, что их оборона оказалась не эффективной, что поражение близко, и что отступление оправдано. Для наступающих войск, этот крик играет еще более важную роль – воодушевление и командование. Это крик триумфа и победы. Часто встречалось в войне с Индианцами, что даже сердца самых смелых пионеров уходили в пятки, услышав как во время крика конфедератов, Янки издавали свой боевой клич, который сыграл важную роль во многих кровавых конфликтах.

Энтузиазм может быть воодушевлен через любовь к своей стране, славе или силе, религии, или желание мести и ненавистью. Два последних – используют банды. Хорошо известно, что банды производят силу, которую не видно и не слышно, но которая очень хорошо ощущается. Психологически это свидетельствует о том, что инстинкты, не ограниченные действиями некоторых индивидов, претендующих или являющихся лидерами целых банд, действуют исходя из энтузиазма. Из воспоминаний полковника Мауда:

«Когда наступающая линия вступает в контакт, их линия все еще свежа и легко управляема. Образование и ум могут все еще сыграть свою роль; войска могут сблизится на расстояние атаки, настроить прицелы, занять позицию под укрытием. Но по прошествии некоторого времени офицеры должны начинать разведку на предмет моральных сломов у одних, и воодушевления у других.

К счастью действия мыслительных способностей, предотвращает инстинкт или привычки, врожденные у человека, и при помощи тренировок превращает некоторые из них в инстинкты, что помогает все тем же солдатам и офицерам. В какой-то момент все командование дегенерирует в обыкновенную банду, или остается открытым внешнему влиянию.

Ко времени финального климакса – люди превращаются в банду и ничего более. Искусство лидера в том и состоит, чтобы управлять бандой при помощи его силы воли и знаний, о том как их тренировать. Это была изначальная теория, которую развил Наполеон. Он знал точную позицию, чтобы предположить, точные фразы, необходимые чтобы управлять твердыми, как камень, инстинктами людей, и что самое интересное, слышали его голос не больше 50-и людей, остальная же масса слыша воодушевленную толпу, рвущеюся к победе.

Толпа пришедшая в движение, может быть уничтожена, но никогда не остановлена, разве что физическим препятствием своих же трупов. Люди больше не считают потери или подымают друзей; 9 из 10-и из них вообще не ведают реального риска.

И потому есть три успешных стадии в бою, которые мы должны обеспечить. В первую очередь главное требование – интеллект; второе – инстинкты службы; и третье состояние ума, в котором человек больше всего подвержен гипнотическим предположениям».

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛЯ БОЯ. Часть 2-я.

В связи с этим капитан Соловьев пишет:

«Чем яростнее вражеский огонь и чем ближе враг, тем сложнее контролировать огонь, особенно в оборонительной деятельности. Люди становятся нетерпеливыми, их нервы все более натянуты, и опасность возрастает с приближением врага.

Самое важное в этот момент сохранить дисциплину огня и сделать так, чтобы стрельба не велась беспорядочно, что было первым признаком для врагов о том, контроль над войсками утерян. Это достигается путем усиленных тренировок таким образом, чтобы воспитать в человек принцип, что ни один выстрел не будет произведен, пока не поступит приказ открыть огонь. Так же и прекращение огня должно вестись по команде, если этого достичь, можно эффективно управлять огнем».

Персона и личная репутация лидера – мощный фактор поражения или победы. Появление Наполеона на поле боя, всегда вызывало среди его людей широкий энтузиазм, и пока он говорил, он кажется понимал как достичь победы при помощи их энтузиазма и страсти. Во всех его обращениях к своим людям, он говорил о славе и любви к Франции. Его солдаты говорили о нем как о неуязвимом, а враги считали его непобедимым. Один из них сказал: «Я отношусь к Императору Наполеону – как к эквиваленту 40,000 солдат».

Его стремление к победе постоянно разрывало в клочья мораль врага и укрепляло мораль собственных войск. Это было не больше, чем трактовкой старой пословиц о том, что «ничто так не побеждает как победа», и «ничто так не поражает, как поражение». Смотря на Россию в Манчжурии мы можем сказать, что солдаты, уверенные в том, что приказ отступать все таки поступит, были заражены идеей неминуемого поражения.

Для человека всегда сложно играть за проигрывающую сторону. Некоторые люди действительно лучше в противостоянии чем другие, например Мураты не лучшие проигрываемом сражении, но такие люди – большая редкость. Идея поражения действует депресивно на людей и затуманивает их способности, в то время как идея победы воодушевляет победителя и стимулирует его приложить больше усилий. Чтобы проверить это – посмотрите бейсбол.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛЯ БОЯ. Часть 2-я.

Опять же идея удачи, реальная или вымышленная, имеет громадный моральный эффект. Наполеон сильно верил в удачу. Он чувствовал, что во время своих самых гениальных сражений он был удачлив и истратил свою удачу полностью. Одно чувство удачи внушает уверенность и ведет к великим победам в битвах, в той же мере, что и в картах.

Фредерик Великий также крепко уверовал в Фортуну Войны. Был случай, когда один генерал, искавший повышения говорил длинную речь, чтобы впечатлить короля, относительно своих навыков и квалификации. Когда он закончил Фредерик спросил: «вы удачливый человек»? Удача, однако изменчива, как в случае с Наполеоном.

Уверенность командира.

Самыми великими и успешными солдатами были те, кто через свою личность и силу добивались уверенности, любви, признания и уважения у своих людей. Фредерик однако, был примером человека, который был успешным без любви и преданности своих людей. Его дисциплина и страх сеемый среди людей, делал их более отважными, так как солдаты боялись Фредерика больше чем врага. Цезарь, Ганнибал, Кромвель, Александр и Вашингтон были обожаемы своими людьми. Инцидент, произошедший с Александром и вселивший веру в их сердца:

«Был случай, когда македонцы погибали от жажды. Небольшое количество воды в шлеме принесли Александру, но он отказался ее пить, так как молодой генерал знал о моральном эффекте в войне. Он стал примером для целой армии в самолишении и терпении для достижения общей цели, страдая от того же, от чего страдали и его бойцы».

Полковник Мауде заявляет о следующем:

«Искусство командовать, зависит не столько от того сколько знаний технических инструкций есть у человека, сколько от его знаний человеческой природы. Чтобы быть лидером для своих людей, человек должен хорошо изучить людскую натуру. Несколько лет назад в Люкнове была вспышка холеры в некотором пехотном полку, началась паника. Офицеры, пребывающие в отъезде, были срочно возвращены в казармы, а среди них был майор, обладающий большим талантом в воодушевлении преданности.

Как только его повозка проехала охранный пост и подъехала к баракам, он распустил людей со словами: «старый Джим вернулся! – Теперь запомните эти слова – больше в моей казарме не будет вспышек холеры». И их действительно не было. Новость нашла даже тех солдат, что сбежали, и они начали возвращаться, говорят, даже больные начали выздоравливать».

Внушение уверенности в человеке – есть наивысший талант офицера. Если люди чувствуют, что могут доверять суждениям и навыкам своего командира, они последуют за ним, куда бы он не пошел. Лорд Вэсли как-то сказал: «Войска Стоунвола Джексона – непобедимы… …потому что у них неоспоримая вера в своего богобоязненного командира, который в свою очередь полностью доверяет им, и верит, что они могут достичь чего угодно».

Говориться что приказы и контрприказы, марши и контрмарши дезорганизовывают и дезориентируют даже самую дисциплинированную армию в мире. Они предают колеблющийся рассудок массе предположений, что влечет потерю уверенности. Люди нервные и раздражительные не могут внушать доверие и уверенность людям так же, как это могут делать хладнокровные, спокойные и тихие. Офицеры должны обучать себя, чтобы никогда не терять самообладание из-за раздражительности или впечатлительности.

Спокойное и внешне беззаботное состояние Ганнибала описано Плутархом в его описании, а именно:

«В преддверии великой битве при Каннах, Ганнибал подъехал к вершине холма, чтобы осмотреть поле боя и получить представление о силах врага. «Численность врага меня удивляет» – сказал Ганнибал с серьезным лицом. Некий Гиско, человек высокого ранга, находящийся при нем, вслух сказал, обозревая неприятеля:

«Существует еще одна вещь, которая избежала ваших наблюдений, гораздо более удивительная, чем, та о, который вы говорите» Ганнибал спросил, что именно. Ответ был удивительным: «Среди них нет Гиско». Вся компания отнеслась с юмором к этому тезису, и смех распространился шире. У солдат появилась отвага продолжать с еще большим упорством чем ранее, в попытке их генерала победить Римлян, они смеялись в лицо опасности».

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛЯ БОЯ. Часть 2-я.

Нельзя забывать и о религии, в особенности о ее очень важном месте в желаемой квалификации Солдата. Хотя мы намерены позволить религии занимать очень незначительное место в нашей жизни, есть немного мужчин, которые не обладали бы глубоко укоренившимся почитанием и уважением к принципам христианской религии.

Обращение к религиозным инстинктам человека, очень часто, представляет собой самые сильные обращения к нему. О чем, как не это чувстве религиозности, красноречиво говорит, что молитва, хором произнесенная незадолго до битвы при Банкер-Хилл, которая нашла отклик в сердцах Солдат патриотов и дала им решительности делйствовать или умирать.

Мы ожидаем, и имеем полное право ожидать, что офицеры, должны быть храбрее и мужественнее, чем мужчины, находящиися под их командованием. Мужество и храбрость, зависит в очень заметной степени от положения человека в жизни. Ожидается, что человек благородного семейства или высокого происхождения, вообще является храбрым человеком, в то время как раб – известный трус.

Фон дер Гольц говорит, что мужество и храбрость увеличиваются с хорошим набором, отсеиванием и обучением. Это связано с гордостью. Офицер несет определенную ответственность, и его гордость преодолевает естественную тенденцию к страху. Он чувствует, что должен быть образцом для своих людей, и было очень мало записанных случаев, когда американские офицеры вели бы себя трусливо в бою.

Офицеры и солдаты американской армии имеют завидный послужной список, и есть надежда, что гордость за расу и страну сделают их непобедимыми. Генерал Грант говорил в своих мемуарах, касающихся битвы под Силом: «Когда я наблюдал, этот страшный бой, я мог видеть, как стремительный порыв Южан столкнулся со смелостью, твердостью и решимостью Северян, и мое сердце воспряло, так как я думал, что, если они когда-либо снова объединятся, они никогда не будут бояться внешнего врага».

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛЯ БОЯ. Часть 2-я.

В то время как тактика может быть изменена, и с течением времени измениться снова, чтобы удовлетворить новым и улучшенным орудиям войны, а теоретики будут говорить о невозможности будущих войн, человеческая природа никогда не измениться. Так что война будет не только возможной, но вероятной, и, когда придет час борьбы, эффект будет иметь не столько в калибрах пушек или в их баллистическом совершенстве, сколько в качестве, характере и подготовке Человека, который стоит за этим орудием.

Узнавайте о Новых статьях по почте:

Добавление комментария
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх