Почему в существующей парадигме России невозможно внедрение таргетирования

Категория: Сухопутный компонент

Для того, чтобы понять о чем идет речь и что вообще такое таргетирование, я приведу два очень характерных примера. Как и 40 лет назад, современная Россия любит обращаться к опыту Второй мировой войны. То, что писалось в открытых советских источниках 42 года назад, мало кого интересует. А зря. Там писалось очень много чего интересного.

Например. Подполковник Васильченко, (скорее всего, он преподаватель акадэмии имени Фрунзе), защищал ученую степень «кандидата военных наук» и для достижения этой цели написал статью «Наблюдательный пункт в обороне», которая была опубликована в советском журнале «Военный вестник» в 1975 году. В самом начале своей стать Васильченко пишет буквально следующее:

«… Трудно переоценить хорошо организованную систему наблюдения. Это убедительно подтверждается опытом Второй мировой войны.

В районе Белгорода, летом 1943 года, когда советские войска готовились к обороне, личное наблюдение командиров подразделений и наблюдателей наблюдательных пунктов и постов, расположенных в зонах 51-й и 52-й стрелковых дивизий позволило первым выявить, что небольшие группы вражеской пехоты, отдельные танки и транспортные средства сосредотачиваются в районе деревни Томаровки.

Перед полосой главной линии советской обороны. Далее, в течение восьми дней было определено, до 8300 пехотинцев, 45 танков, 17 бронетранспортеров и 19 орудий находящихся в этом районе. В то же время была раскрыта подготовка исходного положения гитлеровского наступления …».

Работа советской тактической разведки в 1943 году

Действительно «трудно переоценить». Мало кто из советских офицеров обращал внимание на цифры. Подполковник Васильченко не был исключением. Защищая «ученое звание», под названием «кандидат военных наук» он, как и ни один другой советский офицер не задумывался над вопросом, почему в годы Второй мировой войны советская сторона концентрируя в направлении предполагаемого «участка прорыва», трехкратное превосходство в силах и средствах (а временами и большее), как правило не достигало своих целей.

Если пользоваться теми данными, которые приводятся в качестве аргументов в 1975 году, то складывается такое впечатление, что немцам для проведения наступления в полосе двух советских дивизий вполне хватает двух полков, танкового батальона, моторизованной роты и полтора артиллерийского дивизиона.

Но. Так-ли это дело обстояло на самом деле? Действительно ли советская разведка и советские командиры все вскрыли, что было на их направлении? Для этих целей, у нас есть немецкие карты Второй мировой войны. Смотрим данные по обстановке за 1 июля 1943 года, и действительно в районе Белгорода находим две советские стрелковые дивизии 51-ю и 52-ю. Можно посмотреть на рисунок 1.

Почему в существующей парадигме России невозможно внедрение таргетирования

Рисунок 1. Часть немецкой карты Группы армий Юг, за 1 июля 1943 года.

Есть (точнее была) деревня Томаровка. Только вот с теми данными, которые приводятся подполковником Васильченко, можно не просто не согласиться, а дело все в том, что (мягко говоря) эти данные не верные. В районе Томаровки не два пехотных полка немцев, а целая 16-я Panzergrenadier-Division Вермахта (такнково-гренадерская дивизия). Кроме того, ее соседом (на правом фланге) являются части SS-Panzer-Division «Totenkopf».

Особо можно отметить, что командирами этих двух дивизий являются не простые Личности. Так, командиром 16-й таково-гренадерской дивизии на момент июля 1943 года является Gerhard Helmuth Detloff Graf von Schwerin, который особенно отличился, командуя 8-й егерской дивизией в Демянском котле, с июля по ноябрь 1942 года. А командиром SS-Panzer-Division «Totenkopf» является Max Simon (Макс Зимон), который тоже далеко не первый день на советско-германском фронте.

По рисунку, наглядно видно, что советские командиры, лично организовывая систему наблюдения, не смогли определить, сколько немецких частей находится перед ними. Почему? Немцы умело проводили оперативную маскировку. Оперативная маскировка – это маскировка перемещающихся частей, и их последующее скрытие, во время разгрузки и сосредоточения, от наблюдения неприятеля. Советскому командованию показывался только определенный минимум, про который подполковник Васильченко и написал.  

Таким образом, получается, что части РККА в июле 1943 года даже не смотря на помощь союзников, не могут выяснить – какие силы находятся перед ними. И ведь советское наступление под Курском, и соответствующее его развитие в направлении Харькова (который сходу взять не смогли) было обусловлено не просто тем, что у немцев не было резервов, так как «советские войска смогли нанести существенное поражение наступающим немцам». Резервы у немцев были.

Прекращение немецкого наступления на восточном фронте связано с тем, что 10-го июля 1943 года началась Итальянская кампания союзников. Потому успешно начатое наступление, несмотря на «хорошо организованную советскую оборону», было остановлено, начался отвод. А собственные резервы немцев были переброшены с восточного театра военных действий на западный театр военных действий.

Соотношение потерь в ходе «успешно проведенной оборонительной операции» тоже впечатляет. Немцы в ходе всей операции потеряли: 54 182 человека убитыми, 323 уничтоженных танка, потеряно 159 самолетов и 500 артиллерийских орудий. При этом, я напоминаю – немцы были куда в более худшем положении – они наступали.

Советская сторона, находясь в обороне, умудрилась потерять: 432 317 человек убитыми (соотношение 1 : 7); 6 064 уничтоженных танков (соотношение 1 : 12); потерять 1 961 самолет (соотношение 1 : 12) и 5 244 артиллерийских орудий (соотношение 1 : 10).

Работа советской тактической разведки в 1945 году

Может показаться, что в победном 1945 году, что-то изменилось. По крайней мере, чисто логически так должно было быть, так как война длится, без малого уже 3,5 года. И выводы, а также оценки уже можно было бы сделать. Однако, этого не происходит. Журнал «Военный вестник» 1975 год. Подполковник Васильченко приводит следующий пример:

«… Напротив, недооценка разведки часто приводила к серьезным последствиям. Например, накануне 4 января 1945 года враг внезапно начал наступление в полосе 331-й стрелковой дивизии 31-й армии, захватил первую траншею, а затем осуществил прорыв до трех километров по фронту и до шести километров в глубину.

И вот что было сказано об этом в приказе командующего войсками 3-го Белорусского фронта. «... разведка и наблюдение в 331-й стрелковой дивизии проводились на низком уровне; командирское наблюдение и разведка с наблюдательных пунктов и постов были плохо организованы; разведывательный персонал не знал своих секторов наблюдения и своих обязанностей и вовремя не докладывал о своих наблюдениях.

Результаты наблюдения за этот день не обобщались, и по ним не проводилось выводов. Не велись журналы наблюдений, а те, что были, велись крайне небрежно. В результате этого не было определено прибытие новых вражеских сил из внутренних районов и их развертывание. Контратака немцев была совершенно неожиданной …».

Но в случае этого примера подполковник Васильченко не просто лукавит, а вообще пытается преподнести информацию так, чтобы она была максимально не понятной. Например, что это за безыменные немецкие части, действующие столь успешно против советских частей в январе 1945 года.

На самом деле, отвлекающая наступательная операция командования 4-й танковой армии Вермахта в районе населенного пункта Гарбассен проводилась силами одной 367-й пехотной дивизии Вермахта против двух советских стрелковых дивизий: 88-й и 331-й – входящих в состав 36-го стрелкового корпуса, 31-й армии, 3-го Белорусского фронта (бывший Западный фронт). С 3 января 1945 года, к двум советским дивизиям пытавшимся восстановить предыдущее положение прибавится еще одна 62-я. Но это не повлияет на изменение обстановки.

Отвлекающая операция не достигла своих целей, именно по этой причине советская официальная «историография» поспешила забыть, что прорыв немцы осуществили еще в декабре 1944 года, а какого-то успеха советские части 36-го стрелкового корпуса достигли только 21-го января 1945 года (рисунки 2, 3, 4 и 5).

Почему в существующей парадигме России невозможно внедрение таргетирования

Рисунок 2. Часть немецкой карты группы армий «Центр» за 1 января 1945 года. Закрепление достигнутого успеха в ходе начавшегося 26 декабря 1944 года контрнаступления 4-й танковой армии.

Почему в существующей парадигме России невозможно внедрение таргетирования

 Рисунок 3.   Часть

Назад Вперед

Узнавайте о Новых статьях по почте:

Добавление комментария
Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если вы заметили грамматическую ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой, нажмите Cntrl+Enter и отправьте комментарий администратору сайта.

Наверх