Первое боевое применение реактивных установок БМ-13, правда или вымысел советской пропаганды
Материалы сайта:
Гражданская война в России
Вторая мировая война
Теория войны
Сухопутный компонент
Морской компонент
Авиационный компонент
Нетрадиционный компонент
Связь РТР и РЭБ
Навигация
Боевая психология и медицина
Логистика
История боевого применения

Уникальность первого боевого применения советских установок MLR БМ-13 (часть 1)

Категория: Вторая Мировая Война

Беспринципность советской «военной истории», и как следствие, отсутствие оперативного искусства. Поскольку второе не может рассматриваться в отрыве от первого.

Данная статья не пропагандирует политические режимы 40-х годов прошлого века. Данная статья носит характер Mythbusters – то есть разрушения советских мифов. Причем совершенно нелепых и абсолютно глупых. Технические аспекты MLR БМ-13 (рисунок 1) были рассмотрены вот в этой статье, она же вводная статья в данную тему.

Уникальность первого боевого применения советских установок MLR БМ-13 (часть 1)

Рисунок 1. Советская машина MLR БМ-13 на базе грузовика ЗиС-6, захваченная немцами, по фотографии видно, что время года осень, БМ-13 полностью исправна и даже заряжена.

Если набрать в поисковике «батарея капитана флерова» то поисковик выдает множество ужасно интересной информации. В топе, естественно, московитская версия Википедии, далее, вторая статья и тоже в топе о том, что первый залп советских установок MLR БМ-13 был по советским установкам MLR БМ-13. Вот именно она нас интересует больше всего.

Интересует она – именно объемом своей псевдоисторической информации, естественно – высоконаучной – есть даже «авторитетная» ссылка на «центральный архив министерства обороны». Все эта статья посвящена одному мифу советской «военной истории» – обоснованию бестолкового советского мифа о первом боевом применении советских установок MLR БМ-13.

Немного теории

Для того, чтобы материал данной статьи был предельно понятен и ясен предварительно, будут даны несколько определений, непосредственно касающихся темы данной статьи.

Оперативный уровень войны связывает применение тактических сил со стратегическими возможностями, для достижения конечного состояния войны.

Оперативный подход является подходом широкого осмысления общих действий, которые производят условия, определяющие желаемое конечное состояние.

Оперативное искусство – это применение творческого воображения командирами и штабами для разработки и применения стратегий, кампаний и крупных операций, а также организации и использования военной силы, на основе своего мастерства, знаний и опыта.

Действия на операционном уровне, как правило, связаны с более широкими измерениями времени и пространства, чем производят тактические действия. Командиры должны понимать сложность оперативной обстановки. Выйти за рамки непосредственной ситуации и учитывать последствия их подхода к действиям на тактическом уровне.

На основании этой терминологии, будут рассмотрены все советские мифы операционного применения установок MLR БМ-13 в июле 1941 года.

Множественные советские мифы посвященные установкам MLR БМ-13

Миф о первом боевом применении советских реактивных установок залпового огня (MLR) БМ-13 был придуман советскими идеологами не просто так. Нужно было обосновать причину советского разгрома лета 1941 года.

Если убрать миф о применении MLR БМ-13 вообще, то советская военная историография оказывается в очень сложном положении. Так как 14 июля 1941 года набирает свой размах Смоленское сражение (10 июля – 10 сентября 1941 года). Нужно было скреативить какое-то оправдание полному и чудовищному советскому провалу.

И в начале 70-х годов прошлого века был придуман миф о том, что:

«Да, сражение было. И было очень серьезное. Однако. Советские контрудары сковали немецкие войска, которые лишились свободы маневра. Активные действия 21-й и 13-й Армий на южном фланге Западного фронта сковали весь 24-й моторизованный корпус (треть 2-й танковой группы) и 15 дивизий 2-й полевой армии».

Даже тогда, когда советские архивы были закрыты, а об альтернативных источниках можно было только мечтать, версия советских идеологов не выглядела убедительной. А в настоящее время, имея полностью оцифрованные немецкие карты, находящиеся в открытом доступе, версия советских идеологов выглядит откровенно глупой. Но вернемся к нашим баранам, то есть советским идеологам и их MLR БМ-13.

<noindex>

Главным источником информации о «событии» 14 июля 1941 года является некий журнал боевых действий (ЖБД) батареи капитана Флерова, в котором есть следующие записи:

«… 14.7.1941 г. 15 часов 15 минут. Нанесли удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Результаты отличные. Сплошное море огня … 14.7. 1941 г. 16 часов 45 минут. Залп по переправе фашистских войск через Оршицу. Большие потери врага в живой силе и боевой технике, паника. Все гитлеровцы, уцелевшие на восточном берегу, взяты нашими подразделениям в плен …».

</noindex>

Данный документ находится в открытом доступе для любого желающего. Потому, не веря в его достоверность, не дается на него ни какая ссылка. 

Второе место – населенный пункт Рудня (пограничный город между республикой Беларусь и Московией) появился также внезапно из советских архивов, как и первый документ:

<noindex>

«… 20 армия т. Курочкина, сдерживая атаки до 7 дивизий противника, нанесла поражение двум немецким дивизиям, особенно вновь прибывшей на фронт 5 пехотной дивизии, наступавшей на Рудня и к востоку. Особенно эффективное и успешное действие в разгроме 5 пехотной дивизии оказала батарея «РС», которая тремя залпами по сосредоточенному в Рудня противнику нанесла ему такие потери, что он целый день вывозил раненых и подбирал убитых, остановив наступление на целый день. В батарее осталось 3 залпа. Просим присылки еще двух-трех батарей с зарядами …». ЦАМО, ф. 246, оп. 12928 сс, д. 2, л. 38.

</noindex>

Внешне, вопросов не может быть … если только придерживаться советских версий и принципиально не заглядывать в альтернативные источники. Вот именно этого мы не будем делать, так как мы именно в эти источники заглянем и посмотрим, что происходило на самом деле 24 июля 1941 года. Так как некоторые современные военные историки, например, последний документ, приводят более чем с упоением.

О стрельбе советских установок БМ-13 24 июля 1941 года по станции Рудня

Проще всего – для начала – развенчать последний миф, который для важности имеет ссылку на архивный источник. Одновременно приведенный мной пример, характеризует то, что называется советским военным архивом, и какое может быть отношение к нему, как к источнику какой-либо информации (рисунок 2).

Уникальность первого боевого применения советских установок MLR БМ-13 (часть 1)

Рисунок 2. Часть немецкой карты Heeresgruppe „Mitte“ датируемой 24 июля 1941 года. Цифрами на ней обозначены: 1 – 20-я армия; 2 – 5-я пехотная дивизия Вермахта и 3 – населенный пункт Рудня.

По части немецкой карты датируемой 24 июля 1941 года, наблюдается, что действительно есть населенный пункт Рудня. Есть 20-я армия т. Курочкина. И еще есть 5-я пехотная дивизия Вермахта. За отсутствием одной внешне не заметной разницы – все три перечисленные наименования: Рудня, 5-я пехотная дивизия Вермахта и 20-я армия т. Курочкина, – никак между собой не связаны.

Если эту часть карты сопоставить с выдержкой из советского военного архива, то получается, что 20-я армия т. Курочкина:

‒ во-первых – не сдерживала вообще ни каких атак, тем более 7 немецких дивизий, ситуация была с точностью до наоборот – это 20-я армия, наступает на 7-ю танковую дивизию Вермахта;

‒ во-вторых – 20-я армия не могла нанести в принципе поражения 5-я пехотной дивизии – так как на 24 июля 1941 года, 5-я пехотная дивизия Вермахта отражает наступление окруженных советских армий находящихся в районе Смоленска (а во все не Рудни). В тоже время 20-я армия действует в районе Ярцево;

‒ в третьих – 20-я армия – даже при наличии MLR БМ-13 – не могла нанести ни какого вреда немецким частям в населенном пункте Рудня. По очень простой причине – советские установки БМ-13 на 1941 год не обладали возможностями ОТРК 9К79 «Точка».

То есть, дальность стрельбы MLR БМ-13 не превышала 13 км, но этой дальности более чем не достаточно для достижения успешной стрельбы из района населенного пункта Ярцево по населенному пункту Рудня.

Исходя из этого делаем первый вывод – мягко говоря – информация от советского военного архива, не является достоверной информацией, так как она разрушается при первой же легкой проверке.

О стрельбе батареи капитана Флерова по Орше 14 июля 1941 года

Ни какой стрельбы советских реактивных установок ни под Оршей, ни по Орше, 14 июля 1941 года не было и не могло быть. Для того, чтобы с этим разобраться мы опять посмотрим на немецкие карты.

Сначала посмотрим на часть карты Группы армий «Центр» датируемой 13 июля 1941 года, даты предшествующей «первому боевому применению» (рисунок 3). Можно обратить внимание, что город Орша полностью захвачен немцами. Захвачен весь город и ближайшие к нему районы.

Уникальность первого боевого применения советских установок MLR БМ-13 (часть 1)

Рисунок 3. Часть карты Heeresgruppe „Mitte“, датируемой 13 июля 1941 года.

Батарея советских MLR БМ-13 не могла обстреливать станцию Орша не только 14 июля, но даже 13. Причина для этой невозможности очень проста – батарея оказалась бы в полном окружении, ей некуда отходить от города Орша. Дорога на юг – перекрыта частями 18-й танковой дивизии Вермахта.

Дорога на восток (в направлении на Смоленск) перекрыта частями 29-й моторизованной дивизии Вермахта. И это все происходит 13 июля 1941 года. Тогда как советские идеологи сообщают точную дату – 14 июля 1941 года. Хорошо – их есть у нас (рисунок 4).

Уникальность первого боевого применения советских установок MLR БМ-13 (часть 1)

Рисунок 4. Часть карты Heeresgruppe „Mitte“, датируемой 14 июля 1941 года.

И еще проблема в том, что советские идеологи забыли укомплектовать ужасно секретную батарею капитана Флерова дивизией (да-да) – военно-транспортной авиации. Чтобы у этого командира дивизии должность называлась – заместитель командира батареи по авиации. С его помощью батарея могла легко и непринужденно перемещаться из Москвы в Борисов, оттуда в Оршу, а оттуда: то ли под Псков, то ли под Вязьму.

Ситуация еще более сложная для батареи капитана Флерова. Если мы переведем то, что написано в так называемом журнале боевых действий батареи Флерова на то, что можно наблюдать по немецкой карте, то получится приблизительно следующее:

‒ во-первых – 14. 7. 1941 г. 15 часов 15 минут батарея капитана Флерова не могла нанести удар по фашистским эшелонам на железнодорожном узле Орша. Не могла по причине того, что у нее для этого не хватило бы дальности стрельбы;

‒ во-вторых – исходя из пункта первого, не было ни каких вообще отличных результатов и тем более не было сплошного моря огня;

‒ в-третьих – 14. 7. 1941 г. 16 часов 45 минут, батарея капитана Флерова не делала второго залпа по переправе фашистских войск через Оршицу. По причине того, что эти самые фашистские войска переправились через Оршицу 13 июля 1941 года;

‒ в-четвертых – исходя из пункта третьего, не было больших потерь врага в живой силе и боевой технике, как и не было паники. Кроме того, всех уцелевших гитлеровцев на восточном берегу, советские подразделения не могли принимать в плен по той причине, что ни каких советских подразделений 14 июля 1941 года в районе Орши не было.

Третий советский миф о применении советских установок MLR БМ-13

Те советские военные историки, которые писали миф о действиях советской совершенно-секретной батареи капитана Флерова – вообще не представляли себе, в какое глупое положение со своим мифом они могут вляпаться с течением времени. Так как получается, что батарея капитана Флерова – это не просто самостоятельное подразделение.

Дело все в том, что миф о батарее капитана Флерова имеет не один источник – некую писульку, которую выдают за отрывок из журнал боевых действий этой батареи. А еще – дополнительно – воспоминания некоего «инженера-конструктора» НИИ-3 – Алексея Попова, который с 24 июня 1941 года, якобы, оказывал помощь капитану Флерову в подготовке расчетов.

Для красоты советского идиотизма, я приведу этот красочный опус (который легко может найти каждый, целиком). После чего эта советская бредятина будет легко разрушена одной немецкой картой. Картой на одну дату, но давайте сперва бредятину прочтем:

<noindex>

«22 июня началась война. К 24 июня мы получили приказ подготовить три установки для отправки на фронт. В то время у нас было 7 РУ и примерно 4,5 тысячи PC к ним. 28 июня меня вызвали в НИИ. ‒ «Вы и Дмитрий Александрович Шитов поедете с батареей на фронт, учить новой технике».

Так я очутился в распоряжении капитана Ивана Андреевича Флерова. Он сумел окончить только первый курс Академии им. Дзержинского, но был уже обстрелянным командиром: участвовал в финской кампании. Замполит батареи Журавлев отбирал по военкоматам надежных людей.

У нас служили москвичи, горьковчане, чуваши. Секретность во многом нам мешала. Мы, например, не могли пользоваться общевойсковыми службами, у нас была своя медчасть, своя техчасть. Все это делало нас неповоротливыми: на 7 ракетных установок приходилось 150 машин с обслугой. В ночь с 1 на 2 июля мы ушли из Москвы.

На Бородинском поле поклялись: ни при каких обстоятельствах не отдавать установку врагу. Когда находились особенно любопытные, которые старались дознаться, что мы везём, мы говорили, что под чехлами – секции понтонных мостов.

Нас пытались разбомбить, после чего мы получили приказ: двигаться только ночью. 9 июля мы прибыли в р-н Борисова, развернули позицию: 4 установки слева от трассы, 3 РУ и 1 прицельная пушка – справа. Там простояли до 13 июля. Нам было запрещено вести огонь из любого вида личного оружия: пистолетов, 10-зарядных полуавтоматических винтовок, дегтяревского пулемета

У каждого еще было по две гранаты. Сидели без дела. Время тратили на учебу. Пометки делать было запрещено. Мы с Шитовым проводили бесконечные «практические занятия». Однажды «Мессершмидт-109» прошел низко над нашей батареей, бойцы не выдержали и обстреляли его из винтовок. Он развернулся и в свою очередь обстрелял нас из пулемета. После чего мы немного передвинулись ...

В ночь с 12 на 13 июля нас подняли по тревоге. Наши пушкари выдвинули вперед пушку. Подъезжает бронемашина: «Что за часть»!? Оказалось, что нас так засекретили, что заградотряды, которые должны были держать оборону, ушли. «Через 20 минут будет взорван мост, уезжайте немедленно»!

Мы уехали под Оршу. 14 июля вышли в р-н железнодорожного узла, где было сосредоточено много эшелонов: боеприпасы, топливо, живая сила и техника. Мы остановились в 5 – 6 км от узла: 7 машин с РУ и 3 машины со снарядами для повторного залпа. Пушку не взяли: прямая видимость.

В 15 часов 15 минут Флеров дал приказ открыть огонь. Залп (7 машин по 16 снарядов, итого 112 снарядов) длился 7 – 8 секунд. Железнодорожный узел был уничтожен. В самой Орше немцев не было 7 дней. Мы сразу удрали. Командир сидел уже в кабине, поднял домкраты и ходу! Ушли в лес и там отсиживались.

Место, откуда мы стреляли, немцы потом бомбили. Мы вошли во вкус и еще через полтора часа уничтожили немецкую переправу. После второго залпа ушли по Минскому шоссе в сторону Смоленска. Мы уже знали, что нас будут искать …».

</noindex>

Все в этом опусе замечательно, прекрасно, чудесно и даже более того. Но! Советские архистратиги чутка перестарались. Город Борисов находится в 77 км от города Минска и 84 км западнее Орши. Однако самое смешное даже не это, посмотрите на рисунок 5.

Уникальность первого боевого применения советских установок MLR БМ-13 (часть 1)

Рисунок 5. Часть карты Heeresgruppe „Mitte“, датируемой 9 июля 1941 года. Цифрами на ней обозначены: 1 – город Минск; и 2 – город Борисов.

По той информации, которая видна на части немецкой карты видно, что батарея капитана Флерова, 9 июля на совершенном бодряке (или, если хотите духе) заехала немцам в тыл, и там тупо без всякого дела простояла, до 13 июля. А получив 13 июля некий секретный приказ, она также на совершенной бодрости переместилась в занятую немцами Оршу.

Получается, что совершенно-секретная батарея капитана Флерова – это не просто артиллерийская батарея MLR БМ-13. Берите выше. Это первое (на 70 лет опередившее время) подразделение ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Подразделение, которое не знают свои, а кроме того, которого не хотят видеть (причем в упор) немцы.

И вот эта версия более чем логичная. Исходя из нее, все встает на свои места. Так как основной принцип советской маскировки гласил – если свои не видят – то и враг тоже не заметит. Да и бодрости у батареи видно, что хватало устраивать покатушки на 150 машинах (как сообщает «инженер-конструхтор»), по забитым немецкой техникой и советскими военнопленными дорогам … Смоленщины.

Если кто не представляет что такое 150 машин. То можно это перевести в длину колонны, со стандартной дистанцией между машинами 25 метров она будет составлять 24 км и еще 750 метров. А если дистанция между машинами увеличится до 50 метров, то длина колонны будет составлять – 49 км 500 метров. Так, что реально капитан Флеров был командующий не то батареей, не то войсками (ужасно секретными и ужасно бодрыми).

Продолжение следует

Узнавайте о Новых статьях по почте:

Добавление комментария
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх