Подвиг танкиста Колобанова, часть 2 - описание события, которого не было.
Материалы сайта:
Гражданская война в России
Вторая мировая война
Теория войны
Сухопутный компонент
Морской компонент
Авиационный компонент
Нетрадиционный компонент
Связь РТР и РЭБ
Навигация
Боевая психология и медицина
Логистика
История боевого применения

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Категория: Вторая Мировая Война

Первую часть читать здесь

Длина немецкой танковой колонны

Почему никто не пытался определить длину немецкой танковой колонны? Длина колонны якобы составляла дальность стрельбы. Согласно прилагаемой к описанию «подвига» схемы (рисунок 2), дальность стрельбы по замыкающему танку не превышала 800 метров. А так ли это могло быть на самом деле?

Еще более удивительно, что танкист и в прошлом командир танковой роты – историк В. Резун, изначально не обратил своего внимания на количество немецких танков. Хотя он знал (и знает) о том, как определить глубину (то есть, длину) любой колонны, в составе которой имеется какая-либо техника.

Колонна из 22 немецких танков типа Pz III Ausf G/H, при минимальной дистанции между танками равной 25 метрам, и длине самого танка равного 5,56 м, будет равна – 3 060 метрам (рисунок 7). Но, дистанция равная 25 м между танками была принята у немцев только на привалах. То, есть 3 060 метров – это длина танковой колонны из 22 танков стоящих на привале.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 7. Классическая фотография немецкой танковой колонны июня 1941 года. Скорость 50 км/ч, а дистанция между танками составляет 100 метров.

Есть фотографии, на которых колонна немецких танков имеет ограниченные дистанции – подобные фотографии говорят только о том, что это было обусловлено здравым смыслом. Какое-либо воздействие неприятеля было не возможно. 

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 8. Немецкая танковая колонна на привале – ноябрь 1941 года.

Дистанции между танками делаются для того, чтобы исключить возможность создания групповой цели, при вероятной атаке авиации неприятеля. Кроме того, дистанция между танками на привале – равная 25 метрам, не будет составлять проблем для движения других транспортных и боевых колонн движущихся по тому же маршруту.

Во время движения дистанция между танками (в большинстве случаев) равнялась скорости их движения. То есть, скорость 35 км/ч, дистанция между танками – 35 метров. Скорость 50 км/ч, дистанция между танками – 50 метров. И так далее. Делалось это только по одной причине – чтобы исключить превращения танковой колонны в групповую цель. Для этого, кроме того, каждый немецкий танк (в отличии от советского) имел радиостанцию FuG-5.

Но, даже если скорость движения колонны ограничивалась 15 км/ч, то дистанция между танками все равно составляла 25 метров, а по решению командира взвода, роты или батальона – могла быть и больше (почему описано выше). И, кроме того, увеличению дистанций – ничего не мешало.

Таким образом, не трудно представить, что если скорость немецкой колонны в районе Учхоза Войсковицы, составляла 30 км/ч, то длина колонны из 22 танков составляла бы – 3 670 метров. А при скорости движения 40 км/ч, ‒ что наиболее вероятно, ‒ ее длина равнялась бы 4 890 метров. Что в обоих случаях не соответствует дальности стрельбы по замыкающему танку в колоне, равной 800 метрам.

Но и даже, если дистанция между немецкими танками составляла 25 метров – то длина колонны равнялась бы 3 060 метрам. То есть, ни старший лейтенант З.Г Колобанов, ни его наводчик орудия – не могли видеть замыкающий в колонне танк. И тем более не могли его обстреливать, потому что они его просто не наблюдали из-за деревьев на местности.

Нам же по совершенно понятным причинам пытаются рассказать о том, что немецкая танковая колонна представляла собой, что-то на подобии поезда с вагонами, и этот поезд катился по совершенно открытой местности (как в тире). Передний танк – он же локомотив, на привязи тащивший остальные танки. Именно по этой причине, якобы, остановив головной танк – остановилась и вся колонна.

Прекрасно поставленная тактическая разведка у немцев знала о том, где находится позиция советского тяжелого танка, а также советской пехоты. Немецкие танки никогда не действовали сами по себе. Бой мог быть, но с гораздо низшими результатами для советской стороны.

Дополнительный метод второй – литературный

Очень удивительно, но! Ни один исследователь не обращает своего внимания на то, что 20 и 22 августа 1941 года публиковала центральная армейская газета типа «красная звизда». А писалось в той газетенке очень многое и ужасно интересное, с точки зрения современного исследователя. Это кладезь, на самом деле, бесценейшей информации для составления анекдотов.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 9. Дискредитация – основной метод советской пропаганды. В СССР идеологи умудрились дискредитировать все и вся – даже методы ведения войны.

Посмотрите на рисунки 9 и 10. Рисунок 9 - это полное содержание вечернего сообщения «от советского информбюро» за 22 августа 1941 года и … цепи противоскольжения – это 20 августа, того же года. Что эти изображения объединяет? Дискредитация. Специально для этого можно посмотреть на рисунки 11, 12, 13 и 14.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 10. Помощник политрука держит в руках немецкую цепь противоскольжения предназначенную для полугусеничного тягача Sdkfz 2 (Kattenkard HK 101). Дискредитация немецких цепей противоскольжения.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 11. Та же немецкая цепь противоскольжения, после 60-и лет в земле.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 12. Оригинальная фотография газетенки типа «красная звизда».

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 13. Приспособление для установки (снятия) цепи противоскольжения.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 14. Подобные цепи противоскольжения для других полугусеничных немецких тягачей.

Из вечернего сообщения 22 августа 1941 года можно узнать много весьма интересного. Например, можно узнать, что полностью разгромлена 13-я танковая дивизия Вермахта, которая через год, почему то весьма успешно будет действовать на Кавказе. Наверное, что-то случилось? Да, случилось, но страшного ровным счетом ничего.

А вот особенно яркий перл советской пропаганды за 22 августа 1941 года:

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

«… За два месяца войны германская армия потеряла убитыми, ранеными и пленными свыше двух миллионов человек. Столь же тяжелы потери германской армии и в материальной части. По уточненным данным за два месяца войны немцы потеряли около 8 000 танков, 10 000 орудий, свыше 7 200 самолетов …».

Таким образом, с 22 июня 1941 года по 22 августа 1941 года РККА «полностью уничтожила» два состава немецких танков – на 22 июня танков всего было 3 350. И 2,5 состава немецкой авиации на 22 июня 1941 года – всего было 2550 (всех типов). А также самое главное, потери в 2 000 000 человек – являлись бы катастрофическими для Германии в 1941 году – на 22 июня 1941 года армия вторжения 3 800 000 человек. Немецкий фронт просто бы рухнул от таких потерь не в 1945 году, а в 1941.

На самом деле, от роты старшего лейтенанта З.Г Колобанова требовалось – «костьми лечь, но отбить лютого врага» (рисунок 15). Эти слова, кстати, являлись официальным девизом РККА в 1941 и 1942 годах, до тех пор, пока их не заменили на – «убей немца». Напоминаю, что автор девизов – в обоих случаях один и тот же человек.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 15. Официальный девиз 1941 года – костьми лечь, но врага не пропустить – газета типа «красная звизда» 1 июля 1941 года. Это не просто заповедь – это официальный приказ советской идеологии лета 1941 года. Легших костьми собирать по местам боем начнут только спустя 50 лет после окончания той войны.

И именно потому, что в результате боя подбито всего 22 танка, а в течении дня 43 – старший лейтенант З.Г Колобанов – не стал «героем советского союза». Не та цифирь требовалась «партии и правительству». Вот если бы в представлении было бы написано, что рота старшего лейтенанта З.Г Колобанова уничтожила в одном бою 1 000 немецких танков, а в течении для 3 000 танков – то проблем бы не было ни каких.

Хотя на самом деле (и это более чем удивительно) – все упирается именно в тех людей, которых называют «политработниками». В конкретном случае со старшим лейтенантом З.Г Колобановым – нашелся один политработник, но, что называется – просто Нормальный Человек, который и «загубил» и сам «подвиг» и самого «героя». И, кстати, было из-за чего.

Но! На самом деле, на 1941 год старший лейтенант З.Г Колобанов – не первый, кто совершал подобный «подвиг». Современные приверженцы мифа «о подвиге» старшего лейтенанта З.Г Колобанова – ни разу не потратили собственного драгоценного времени на то, чтобы выяснить, что писалось «от советского информбюро», например, в такой газетенке как «красная звизда» и сделать соответствующие выводы.

Ситуация когда справа и слева от дороги болото, по которой движутся немецкие танки впервые описывается в июле 1941 года. Старший лейтенант З.Г Колобанов – только повторил то, что до этого произвел сержант Г. Найдин в описании «от советского информбюро» 11 июля 1941 года (вечернее сообщение 10 июля) рисунки 16 и 17.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 16. Полный текст вечернего сообщения от 10 июля «от советского информбюро», «подвиг» сержанта Г. Найдина выделен красными уголками.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 17. Обработанное описание подвига сержанта Г. Найдина.

«Подвиг» сержанта Г. Найдина – более мифический, чем «подвиг» старшего лейтенанта З.Г Колобанова. Но, при этом они оба из одной и той же идеологической «оперы». Единственное отличие, «подвиг» старшего лейтенанта З.Г Колобанова имеет определенную привязку к местности и типу танка – именно по этой причине его тяжело, но можно подвергнуть критике. Тогда как «подвиг» сержанта Г. Найдина не имеет привязки не только к местности, но и к типу советского танка. И потому разобрать его очень тяжело.

Однако применяя дополнительную тактико-техническую методологию для разрушения советского мифа, можно сделать следующий вывод:

Если сержант Г. Найдин – был командиром советского танка, то этим танком мог быть или Т-26, или БТ-5 или БТ-7 (машины серии БА не учитываем, так сказано, что был танк). Сержанты командовали этими типами танков. Все три типа танков имели 45-мм танковую пушку 20-К.  Если стрельба проходила по немецкой танковой колонне, шедшей со скоростью 40 км/ч в составе которой были танки Pz III Ausf G/H (длина которых составляла 5,56 м), то длина этой колонны составляла 2 670 метров.

С теми баллистическими характеристиками советской 45-мм танковой пушки, той оптикой, которая стояла на советском танке и той обученностью советского танкового экипажа, включая самого сержанта Г. Найдина – стрельба по немецким танкам была возможна на дистанции 400 – 500 метров. Пусть будет 500 метров.

То есть, удаление немецкого танка, замыкавшего колонну, составляло 3 170 метров. Но! Даже если сержант Г. Найдин и вел стрельбу на такие дальности (по замыкающему танку) из своей 45-мм танковой пушки 20-К, то ровным счетом ни какого вреда немецкому танку она не причиняла. По той причине, что попасть в немецкий танк  Pz III Ausf G/H на такой дальности – было можно только в статье газетенки типа «красная звизда».

Стрельба из советской 45-мм танковой пушки 20-К – прямой наводкой бронебойно-трассирующим снарядом БР-240СП (взрыватель МД-5, начальная скорость 548 м/с) была возможна на максимальной дальности 1 300 метров.

Дальность стрельбы 3 170 метров была возможна для осколочного снаряда О-240 или О-240А (взрыватель КТМ-1, начальная скорость снаряда 230 м/с) при этом срединные отклонения составляли бы: по дальности Вд = 44 м и по направлению Вб = 12 м.  Это уже не прямая наводка – такая стрельба называется полупрямой наводкой. И она имеет соответствующие затруднения не только для 45-мм пушки типа 20-К, но и для современного любого 100, 120, 125 и 152-мм (155-мм) орудия. Точный выстрел будет зависеть от соответствующего учета множества факторов – прежде всего, метеорологических.

Гипотеза о том, как проходил бой старшего лейтенанта З.Г Колобанова на самом деле

Никто не спорит, что время было трудное и тяжелое. Это все так. И нет ни каких претензий к старшему лейтенанту З.Г Колобанову. Но и не стоит переоценивать возможностей советской разведки (с ударением на вторую букву в слове), которая тогда была – откровенно никакая. Проще говоря, о том, с какого направления могут оказаться немецкие танки, советское командование – тупо не знало.

Ткнув пальцем в небо, было вынесен вердикт, что немцы могут появиться с южного направления. О том, что танки появятся с западного направления, советское командование, точно также – тупо даже не рассуждало. Именно по распоряжению командования, что немецкие танки движутся с юга, старшему лейтенанту З.Г Колобанову – назначили его позицию.

В том, что позицию назначили, а не выбирал ее З.Г Колобанов – и заключается весь камень преткновения. Однако фортуна в тот день (как и во множество других дней до и после него) отвернулась от советского командования.

Та позиция танка (которая была) говорит о том, что она выбрана для оборонительных действий, если основное направление наступления немецких подразделений происходит не с западного направления, а с южного.

А вот для действий против наступающих немцев с западного направления – эта же позиция не просто не выгодна, а губительна. Так как, для немецкой пехоты есть обходной путь, с выходом в тыл позиции танка З.Г Колобанова.

А вот для действий против наступающих немцев с западного направления – эта же позиция не просто не выгодна, а губительна. Так как, для немецкой пехоты есть обходной путь, с выходом в тыл позиции танка З.Г Колобанова.

Параллельно основной дороге, в 700 метрах проходит грунтовая дорога между деревнями. На северной окраине деревни Питкелево находится высота – 121,1 м (X = 05120 Y = 63995), рисунок 18. Эта высота является господствующей. На этой высоте немцы могли разместить одну 88-мм зенитную пушку Flak-18/36.

О подвиге старшего лейтенанта З.Г. Колобанова (часть 2)

Рисунок 18. Возможный вариант боя старшего лейтенанта З.Г Колобанова с немецкими танками.

При этом дальность стрельбы для немецкого орудия будет составлять 2 165 метров. Это далеко не предельная дальность стрельбы для 8,8 cm Flak-18/36. Первоклассная баллистика орудия, оптика и подготовка, позволяла немецким зенитчикам вести стрельбу и на куда большие дальности. При этом, абсолютно не опасаясь ответной стрельбы.

Полетное время немецкого подкалиберного снаряда на дальности 2 165 м составляет 2,4 секунды. При попадании снаряда в башню танка КВ-1 – это 90% его поражение. Это не означает, что танк взорвется, но его экипаж в башне будет поражен и вести стрельбу не сможет.

Приблизительно – подобное и произошло. Тем более, сам Колобанов после боя насчитал более сотни попаданий в свой танк – на самом деле, это было преувеличение. И вот на этом месте все обрывается. Далее неизвестно вышел, из боя танк З.Г Колобанова, или не вышел.

Можно более чем с уверенностью говорить о том, что танк старшего лейтенанта З.Г Колобанова был подбит. Экипажу танка удалось спастись. Люди выжили. И то, что пишет официальная историография о том, что якобы задача была выполнена – это далеко не так, задача не была выполнена. А кроме того, любое поражение и любое не выполнение задачи нужно как-то оправдывать.

Потеря танковой роты тяжелых танков – это не потеря игрушек в песочнице, хотя и ту потерю тоже нужно как-то оправдать. Старший лейтенант З.Г Колобанов – был на хорошем счету у командования. И само командование прекрасно понимало, что не старший лейтенант З.Г Колобанов виновен в поте роты тяжелых танков. Просто растерять – не решение проблемы, тем более в ситуации полного отсутствия подготовленных кадров.

Не писать же в отчетах, что мы тупо не знали, откуда появятся немцы. Нужно было как-то оправдываться. Как говорили в советские времена – «найти золотую середину». И она была найдена – да мы потеряли танки, но и сами уничтожили немало немцев. При этом и командование спасено и старший лейтенант З.Г Колобанов – «герой советского союза».

Но! Положение загубил тот, «который не стрелял». Надо предполагать, что им был – лично Ворошилов, который прекрасно знал все тонкости и перипетии той тактической и общей операционной ситуации. Наверняка сам лично указывал возможное направление движение немцев, а также места позиций для советских тяжелых танков. Потому на представлении ГСС перечеркнуто и написано – орден «красного знамени».

Такое положение с позициями танковой роты старшего лейтенанта З.Г Колобанова произошло по причине не желания и не умения разбираться в местности всего советского высшего командования. Для этого командования – местность ни когда не являлась каким-либо ограничителем в тактических действиях. Топографическая карта – во все времена была не более чем листом бумаги, на котором советские архистратиги рисовали художественно выполненные стрелочки.

Исходя из всего вышеперечисленного. Ни какого подвига старший лейтенант З.Г Колобанов и его подразделение, в промежутке дней между 19 и 22 августа 1941 года не совершали. И более того – не могли совершить. «Подвиг» старшего лейтенанта З.Г Колобанова – является примером влияния советской идеологии, в ситуации, когда самой советской идеологической «машины» более не существует.

Метки к статье: Pz I Ausf B, подвиг колобанова, БТ-7, вермахт

Узнавайте о Новых статьях по почте:

Добавление комментария
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх