Карл фон Клаузевиц: "Принципы ведения войны".
Материалы сайта:
Гражданская война в России
Вторая мировая война
Теория войны
Сухопутный компонент
Морской компонент
Авиационный компонент
Нетрадиционный компонент
Связь РТР и РЭБ
Навигация
Боевая психология и медицина
Логистика
История боевого применения
Разделы категории:
История войн и операций
Тактика
Оператика
Стратегия

Карл фон Клаузевиц: "Принципы ведения войны".

Категория: Теория войны

Карл фон Клаузевиц: "Принципы ведения войны".

Принципы военного искусства сами по себе в высшей степени просты, вполне согласуются со здравым смыслом, и если в тактике они и опираются на специальные знания в большей мере, чем в стратегии, то все же эти знания столь необширны, что их едва ли можно сравнить с любой другой наукой по их объему и разнообразию.

Таким образом, здесь не требуется ни учености, ни глубокой научности, даже не требуется особо выдающихся качеств ума. Если сверх навыка в суждении и требуется какое-либо особое свойство ума, то скорее всего таким свойством будет хитрость или изворотливость.

Долгое время утверждали прямо противоположное, но только из-за ложного благоговения перед предметом и по тщеславию писателей, занимавшихся этими вопросами.

Нас в этом убеждает беспристрастное обсуждение этого предмета, практический же опыт еще бесповоротнее укрепит в нас такой взгляд. Еще в период революционных войн многие люди, не получившие никакого военного образования, проявили себя как искусные полководцы, даже как полководцы первой величины. По крайней мере, военное образование Конде и Валлейнштейна весьма сомнительно.

Само ведение войны – дело трудное, в этом нет никакого сомнения, но трудность заключается не в том, что требуется особая ученость или огромный гений для того, чтобы усвоить себе истинные принципы военного искусства. Это доступно каждому правильно развитому мозгу, свободному от предубеждений и сколько-нибудь знакомому с делом. Даже применение этих принципов на карте и на бумаге не представляет никаких трудностей, и набросать хороший операционный план не представляет особой мудрости.

 

Великая трудность заключается в том, чтобы при практическом выполнении остаться верным усвоенным принципам.

 

Обратить внимание на эту трудность и составляет задачу настоящих заключительных замечаний, как и дать исследователю ясное об этом представление, я считаю самым важным из всего того, чего я хотел достигнуть всей этой запиской.

Основной принцип войны, без понимания которого войну лучше не начинать или не ввязываться в нее:

 

Если против нас даже сама вероятность успеха, то все же не следует считать из-за этого предприятие невозможным или неразумным: разумно оно всегда, раз мы ничего лучшего сделать не можем и при имеющихся у нас скудных средствах добиваемся всего, что только возможно. Дабы в подобном положении не потерять хладнокровия и стойкости, качеств, которые на войне прежде всего подвергаются опасности и которые сохранить так трудно в подобных условиях, но без которых даже при самых блестящих духовных дарованиях человек ни на что не способен, – надо приучить себя к мысли погибнуть с честью, постоянно питать ее в своей груди и с нею свыкнуться.

 

 

I. Принципы тактики, применительные для боя:

 

Война состоит из сочетания многих отдельных боев. Такое сочетание может быть мудрым или неразумным, а от этого в значительной мере зависит успех. Но еще важнее исход самого боя, ибо лишь из сочетания удачных боев могут получиться хорошие результаты. Поэтому самым важным на войне все же остается искусство победить своего врага в бою.

1-й (главный) принцип обороны:

 

– никогда не держаться совершенно пассивно.

 

В то самое время, когда неприятель нас атакует, мы должны напасть на него с фронта и во фланг. Ведут оборону на известной линии лишь для того, чтобы принудить противника развернуть для атаки свои силы, а затем с другими, удержанными позади частями переходят в свою очередь в наступление. Искусство возводить окопы должно служить обороняющемуся не для того, чтобы спокойно защищаться за их стеною, а для того, чтобы с большим успехом атаковать противника. То же можно сказать и о всякой пассивной обороне. Она всегда является только средством атаковать в выгодных условиях неприятеля на местности, нами избранной и, соответственно оборудованной, где мы разместили свои части.

2-й принцип:

 

– создавая план для боя, надо иметь в виду достижение крупной цели.

 

Например, атаку значительной неприятельской колонны или полное ее поражение. Задаваясь мелкой целью, в то время как неприятель имеет в виду цель обширную, мы, очевидно, останемся в проигрыше, ибо мы ставим на карту рубли против копеек.

Принцип, представляющий собой первейший, из множества причин победы в современном военном искусстве:

 

– задаваться целью важной, решительной и преследовать ее с энергией и упорством.

 

При этом, возрастает также и опасность, которой мы подвергаемся в случае неудачи. Но умножать осторожность за счет достигаемого результата – это ложная осторожность, противоречащая, природе войны. Ради крупных целей надо и отваживаться на многое.

 

Истинная осторожность заключается в том, чтобы, отваживаясь на что-нибудь на войне, тщательно выбирать и применять средства к достижению результата, не упуская ни одного из них по лености или легкомыслию.

 

Такого рода была осторожность императора Наполеона, который никогда не преследовал крупных целей боязливо и половинными шагами ради осторожности.

3-й принцип:

 

– даже при превосходстве в силах противника все же часто выбирают для направления главного удара лишь один пункт.

 

Что и позволяет сосредоточить против него большие силы, ибо совершенно окружить неприятельскую армию оказывается возможным лишь в самых редких случаях. Предпосылкой окружения является огромнейшее физическое и моральное превосходство. Оттеснить же противника от линии отступления можно, атакуя один из его флангов. Уже это дает в большинстве случаев крупные результаты. Вообще главное – это уверенность (значительная степень вероятности) в том, что победа будет одержана, то есть уверенность в том, что неприятель будет прогнан с поля сражения. Обеспеченность успеха и должна ложиться в основу всего плана сражения, ибо выигранное, хотя бы не вполне решительное сражение нетрудно уже обратить в решительную победу путем энергичного преследования.

4-й принцип:

 

– при наступлении, как и при обороне, надо избирать объектом атаки ту часть неприятельской армии, поражение которой сулит самые решительные выгоды.

 

5-й принцип:

 

– как и при обороне, надо не прекращать боя, пока цель не будет достигнута или все средства не будут исчерпаны.

 

Если обороняющийся тоже активен, если он атакует нас на других пунктах, то мы можем вырвать у него победу, лишь превзойдя его в энергии и дерзости. Если противник пассивен, то вообще мы не подвергаемся значительной опасности.

6-й принцип:

 

– согласованность атак отдельных подразделений достигается не тем, что ими пытаются руководить из одного пункта.

 

Так, что хотя они и следуют на значительном расстоянии или даже, может быть, отделены друг от друга неприятельскими войсками, все же постоянно сохраняют между собой связь, точно сообразуют друг с другом свои движения и прочее. Это ложный, дурной способ достигать согласования действий. Он подвержен тысяче случайностей, посредством его никогда нельзя достигнуть чего-нибудь великого, но зато можно наверное ожидать поражения при наличии сильного, энергичного противника.

 

Верный способ заключается в том, чтобы указать каждому командиру подразделения главное направление его движения и поставить ему целью его действий – неприятеля, а задачей – победу над неприятелем.

 

7-й принцип:

 

– согласованность действий сил обеспечивается тем, что каждому подразделению предоставляется известная самостоятельность.

 

И каждое подразделение – обязано искать встречи с неприятелем и атаковать его с полным самоотвержением. Один из важнейших принципов наступательной войны, это – поразить неприятеля внезапностью. Чем атака внезапнее, тем она будет успешнее. На неожиданность, которую может создать обороняющийся скрытностью своих мероприятий и укрытым расположением войск, наступающий может ответить лишь неожиданностью своего появления.

 

II. Стратегические принципы:

 

 

Часть 1-я. Общие принципы стратегии:

 

1-й и самый важный принцип, которым надо руководствоваться для достижения задач войны:

 

– напрягать полностью все силы, находящиеся в нашем распоряжении.

 

Всякий предел напряжению, допущенный нами, приводит к неполноте разрешения поставленной задачи. Если бы даже успех сам по себе представлялся довольно вероятным, все же было бы крайне неразумно не проявить наибольших усилий, дабы быть вполне уверенными успехе, ибо такое напряжение никогда не может дать отрицательных результатов. Пусть это ляжет тяжким бременем на страну, все же это не принесет особого ущерба, ибо тем скорее это бремя будет снято с ее плеч.

2-й принцип:

 

– возможно больше сосредоточивать свои силы там, где должны быть нанесены главные удары.

 

Не останавливаясь перед невыгодами, вытекающими из этого сосредоточения для других участков, дабы иметь большую уверенность в успехе на главном пункте. Этот успех покроет все прочие невыгоды.

3-й принцип:

 

– не терять времени.

 

Если мы не можем извлечь каких-либо особых выгод из промедления, то важно приступить к делу как можно скорее. Быстротой можно пресечь многие мероприятия противника в самом зародыше и привлечь на свою сторону общественное мнение. Внезапность играет в стратегии гораздо большую роль, чем в тактике: она является наиболее действительным началом победы. Александр, Ганнибал, Цезарь, Густав-Адольф, Фридрих II, Наполеон обязаны быстроте действий самыми яркими лучами своей славы.

4-й принцип:

 

– с величайшей энергией использовать достигнутые нами успехи.

 

Только преследование разбитого врага даст нам плоды победы.

Первый из этих принципов является основой трех остальных. Следуя ему, мы можем, не ставя всего на карту, применить остальные с величайшим дерзновением. Он дает нам средство непрерывно формировать в тылу новые силы, а с ними можно загладить всякую постигшую нас неудачу.

 

Часть 2-я. Стратегическая оборона:

 

1-й принцип:

 

– политически оборонительной войной называется такая война, которую ведут, чтобы отстоять свою независимость.

 

Стратегически оборонительной войной называют такую войну, в котором я ограничиваюсь борьбой с неприятелем на том театре военных действий, который я себе подготовил для этой цели. Даю ли я на этом театре войны сражения наступательного или оборонительного характера, это дела не меняет.

2-й принцип:

 

– избирают стратегическую оборону главным образом в тех случаях, когда неприятель сильнее нас.

 

Естественно, что укрепленные районы, на которые следует смотреть, как на основу подготовки театра войны, представляют значительные преимущества. Но более всего на стратегическую оборону влияют: знакомство с местностью и наличие хороших карт. С помощью этих преимуществ небольшая армия, базирующаяся в небольшом государстве, располагающая небольшими средствами, будет скорее в состоянии оказать неприятелю сопротивление, чем без них.

3-й принцип:

 

– в войне оборонительной не менее, чем в войне наступательной, надлежит задаваться крупной целью.

 

Таковой может быть не что иное, как истребление неприятельской армии или посредством сражения, или посредством постановки ее в крайне трудные для существования условия, что приводит ее в расстройство и принуждает к отступлению. В течение последнего она, естественно, подвергается большим потерям.

4-й принцип:

 

– большие реки, то есть такие, через которые наводка моста представляет большие трудности, составляют естественную оборонительную линию.

 

Но не следует равномерно распределять войска вдоль реки, чтобы непосредственно препятствовать переправе, – это опасно, а надо наблюдать за противником, и действовать там, где неприятель переправился. Атаковать его со всех сторон в ту минуту, когда он не успел еще подтянуть все свои силы и еще ограничен узким пространством близ реки. Примером таких действий могут служить оборонительные бои на Днепре в районе Букринского плацдарма, с сентября по ноябрь 1943 года.

5-й принцип:

 

– горы составляют второй вид естественных преград, которые могут служить хорошей оборонительной линией.

 

Хорошей оборонительной линией горы могут быть только в том случае, если предварительно я подготовил соответствующие подразделения и части для ведения боев в горах. Вести боевые действия в горах одновременно и легко и сложно. Легко тому, – кто в обстановке мирного времени (то есть отсутствия войны) готовился. А сложно тому, кто этого не делал. Война в горах всегда будет проходить за господство над: высотами и проходами (перевалами). Именно эти два обстоятельства, в очередной раз, упрощают и усложняют проведение обороны.

По поводу стратегической обороны надо заметить, что, будучи сильнее сама по себе, чем наступление, она должна служить лишь для того, чтобы добиться первых крупных успехов. Но раз успехи достигнуты, а мир непосредственно за ними не последует, дальнейших успехов нужно добиться лишь наступлением, ибо тот, кто постоянно хочет только обороняться, подвергается большой невыгоде всегда воевать за собственный счет. Этого ни одно государство долго не выдержит.

 

Подвергаясь ударам противника и ни разу не отвечая ударом на удар, обороняющийся несомненно в конце концов ослабевает и будет побит. Нужно начинать с обороны, чтобы тем вернее можно было кончить наступлением.

 

 

Часть 3-я. Стратегическое наступление:

 

1-й принцип:

 

– стратегическое наступление непосредственно приступает к достижению политической цели войны.

 

Ибо, оно непосредственно направлено на разрушение неприятельских сил, тогда как стратегическая оборона пытается достигнуть этой политической цели отчасти лишь косвенным образом. Поэтому принципы наступления уже содержатся в общих принципах стратегии. Лишь о двух пунктах следует здесь упомянуть особо.

2-й принцип:

 

– безостановочное пополнение войск и вооружения.

 

Для обороняющегося это сравнительно нетрудно благодаря близости источников такого пополнения. Наступающий же, хотя и располагает в большинстве случаев ресурсами более обширного государства, оказывается вынужденным доставлять свои ресурсы более или менее издалека и с известными затруднениями. Поэтому, чтобы никогда не испытывать недостатка в силах, он должен принять такие меры, чтобы люди и перевозка вооружения задолго предшествовали появлению в них нужды. Дороги его операционной линии должны быть непрерывно заняты движением следующих к армии людей и транспортов, перевозящих все потребное снабжение. На этих дорогах должны быть устроены этапные пункты, содействующие быстрейшему следованию транспортов.

3-й принцип:

 

– даже при самых благоприятных условиях и при величайшем моральном и физическом превосходстве сил наступающий никогда не должен упускать из виду возможность крупной неудачи.

 

Поэтому он должен подготовить на своей операционной линии такие пункты, куда он смог бы отойти со своей разбитой армией.

Деятельность на войне подобна движению в противодействующей среде. Как невозможно в воде легко и отчетливо воспроизвести самые естественные и несложные движения, простую ходьбу, так и на войне обычных сил недостаточно, чтобы держаться хотя бы на уровне посредственности. Поэтому- то настоящий теоретик похож на учителя плавания, заставляющего упражняться на суше в движениях, которые понадобятся в воде. Эти движения покажутся смешными и странными тому, кто, глядя на них, не вспомнит о воде. Отсюда же происходит непрактичность и даже пошлость теоретиков, которые сами не погружались в воду или оказались неспособными извлечь из своего опыта каких-либо общих правил: они обучают только ходить, то есть учат тому, что и без них каждый умеет.

Привычка приучает тело к большим напряжениям, душу – к опасностям, рассудок – к осторожности в отношении впечатления минуты. Привычка сообщает всем драгоценную уравновешенность, которая, восходя от рядового гусара и стрелка до начальника дивизии, облегчает деятельность полководца.

Подобно тому как человеческий глаз, расширяя в темной комнате свой зрачок, использует небольшое количество наличного света, мало-помалу начинает различать предметы, и наконец вполне удовлетворительно разбирается в них, так и опытный солдат ориентируется на воине, в то время как перед новичком расстилается непроглядная тьма.

Ни один полководец не может дать войскам втянутости в войну. Маневры мирного времени являются слабой ее заменой. Эта замена слаба по сравнению с подлинным боевым опытом, но не в сравнении с навыками, приобретаемыми войсками, которые тренируются только в механическом воспроизведении искусственных учений. Организация упражнений мирного времени, при которой открывается доступ хотя бы части элементов трения, развивает в отдельных начальниках способность к суждению, осмотрительность, даже решительность, и имеет несравненно большую ценность, чем это думают те, кто незнаком с этим на опыте. Крайне важно, чтобы военный – любого ранга – на войне не впервые столкнулся бы с явлениями трения, которые обычно сначала повергают в изумление и смущение. Если он с ними раньше встречался хотя бы однажды, то они ему уже наполовину знакомы. Это касается даже физических напряжений. В них следует упражняться с целью приучить не только тело, но главным образом ум.

 

Солдат-новичок склонен на войне считать чрезвычайное напряжение сил, выпадающее на него, результатом крупных ошибок, блужданий и растерянности общего руководства. Это удваивает его чувство подавленности. Это отпадает, если к напряжению своих сил он будет подготовлен маневрами.

 

Поэтому государство, пребывающее долгое время в мире, должно постоянно привлекать к себе отдельных отличившихся на театрах войн офицеров, или же отправлять туда своих офицеров, чтобы они могли там познакомиться с войной.

Метки к статье: принципы ведения войны, Клаузевиц

Узнавайте о Новых статьях по почте:

Наверх