Миссия в армии США, "обрезка своих ног по размеру обуви"
Материалы сайта:
Гражданская война в России
Вторая мировая война
Теория войны
Сухопутный компонент
Морской компонент
Авиационный компонент
Нетрадиционный компонент
Связь РТР и РЭБ
Навигация
Боевая психология и медицина
Логистика
История боевого применения
Разделы категории:
История войн и операций
Тактика
Оператика
Стратегия

"Обрезка своих ног по размеру обуви". Анализ для командования миссии в армии США

Категория: Теория войны

"Обрезка своих ног по размеру обуви". Анализ для командования миссии в армии США

Автор статьи – майор Amos C. Fox, (армии США). Статья была опубликована в январском и февральском номере 2017 года журнала MILITARY REVIEW. Перевод на русский язык осуществлен командой SGS-mil. При использовании ссылка на сайт www.sgs-mil.org ‒ обязательна.

Вступление от SGS-mil team:

Данная статья не является критикой того, как происходит командование и управление в армии США (и вообще в Вооруженных Силах США), а является дискуссией на тему анализа доктринального и практического подходов к командованию и управлению. Те принципы, которые описываются в статье – не имеют ни какого отношения к тем принципам управления и контроля существующим в армиях восточного пространства. По большому – это познавательный документ о том, как нужно осуществлять управление и контроль в целях достижения конкретного результата.

 

Армия США стремилась интегрировать, за последнее десятилетие,  командование миссии, но наталкивается на сопротивление во многих аренах. Командование миссии не утвердилась в армии, потому что ей не хватает специфичности в отношении условий и культуры армии. Она также не согласуются с современным американским образом войны, который выдвигает на первый ее план – информацию и данные, в одержимости погони за эффективностью и точностью. Эта статья направлена на разработку метода управления и контроля в соответствии с практикой методов и принципов армии. Она рекомендует, отменяя доктринальное определение командование миссии, сохраняя при этом принципы командования миссии.

Доктрина армии для командования и управления должна включать непрерывность, которая включает в себя: как командование миссии и централизованный контроль, а не проповедование командование миссии, что слишком часто практикует избыточный контроль.

Армия определяет командование миссии как «осуществление полномочий и направлений со стороны командира, используя приказы миссии, для того, чтобы направить подготовленную инициативу в рамках намерений командира, чтобы расширить возможности гибкости и адаптивности лидеров в проведении единой наземной операции».

Армия использует следующие принципы направляющие командование миссии: создание слаженных коллективов на основе взаимного доверия; создание общего понимания; обеспечение отчетливого намерения командира; осуществление подготовленной инициативы; использования приказов миссии, и принятия благоразумного риска.

Существуют две основные теории описывающие командовании миссии, обе из которых отражают немецкую концепцию Дерзновения (Auftragstaktik). В командовании миссии, командир четко передает его или вышестоящие намерения, в отношении дружественных сил, неприятеля, и миссия, но оставляет решения о том, чтобы завершить миссию с подчиненными лидерами. Вышестоящий командир эшелона позволяет подчиненным руководителям развивать свое «КАК» исходя из: ситуации, условий, рельефа местности, знакомства с их подразделениями, и их вооружением.

Эта идея, обеспечивая широту в исполнении, находится в самом центре командования миссии, и является интеллектуальным первоисточником Дерзновения. Хотя это и не указано явно в любой доктринальной публикации, обе концепции служат в качестве основополагающей философии командования армии, в искусстве командования и науки об управлении.

Другая школа мысли командования миссии и командования и управления, трактуется – как стороны одной монеты. В этой линии рассуждений, теория управления и контроля находит свое начало в отношениях между потоком информации и принятием решения. Командование миссии, или то, что военный теоретик Robert Leonhard называет требуемой директивой управления при принятии решений, которая больше не может идти в ногу с потоком информации.

Командование и управление, то, что Leonhard требует детального контроля при принятии решений, может поддерживать темп с потоком информации. В этой школе мысли, обе формы управления и контроля директивным управлением и детальным контролем – являются приемлемыми и жизнеспособными в современной войне. Ключ заключается в том, чтобы сбалансировать поток информации с полномочиями по принятию решений.

Однако более детальный анализ показывает командование миссии Leonhard в форме  директивного управления – как беспорядочное дело, неэффективное и неоднозначное. Командование миссии беспорядочно, поскольку оно обеспечивает параметры, в пределах которых производятся одинаковые операции, вместо поучительного метода операции. Командование миссии неэффективно и неоднозначно, поскольку оно полагается на неточное, снизу вверх понимание  и информацию, а заменяет точность не совершенным, или почти совершенным пониманием. Из-за этого, командование миссии медленно по отношению к высшим эшелонам командования, развивает в низших эшелонах: ситуацию и ее анализ, выполнение курсов действий; а также доклады в более высокие эшелоны.

Армейское командование миссии в настоящее время

Принятие армейского командования миссии было значительно для создания дискуссии о расширении возможностей младших лидеров и развития взаимного доверия внутри боевого порядка. В 2016 году армия выпускает несколько работ по командованию миссии, чтобы включить командование миссии в подготовку для решительных действий 21-го века: истории командования миссии и 16-ть случаев командования миссии. Кроме того, профессиональные журналы армии и связанные с ними блоги постоянно заполнялись статьями, отстаивающими командование миссии и принципы, которые она влечет за собой.

Тем не менее, сопротивление характерного командования, командованию миссии можно найти повсюду. Для всех – успех командования миссии, как представляется, имеющимся по всей армии, есть некоторые недостатки в критически полном применении через силу. Сегодняшняя армия считает себя работающей в среде, в которой беспорядочные, неэффективные и медленные методы командования являются нежелательными и контрпродуктивными. Независимо от способа управления и контроля, указанной в доктрине, командиры всегда будет оценивать их подразделения и подчиненных на основе того, насколько они доверяют им. Тогда командиры будут выделять различные степени самостоятельных действий на основе этого доверия.

Доктрина командования миссии

В своем основополагающем труде по теории маневренной войны: «Борьба со временем: Время и Искусство войны», Leonhard заявляет, что ничто в военной доктрине не вечно, независимо от того, насколько это утверждение сильно в данный момент времени. Leonhard продолжается, «Таким образом, доктрина имеет продолжительность жизни, и ее смерть неизбежна». При анализе командования миссии, возможно, он слишком приближается к своевременной ее кончине.

Доктринальное командование миссии, по сути дела, применяется в предписывающем характере. Армия диктует первенство командования миссии вместо предоставления командиров и штабов с опциями для направления действий в рамках своих команд. Лидеры вынуждены произвести необходимость выбора: им следовать доктрине – потенциально за счет того, что это является разумным решением – или они отклоняются от доктрины на основе их понимания их организации и их лидеров?

Эта динамика указывает на необходимость армии отложить представление, что командование миссии является особым, неоспоримым подходом. Вместо этого, армия должна поощрять более гибкий подход, который поощряет лидеров рассматривать варианты, основанные на их понимании своего подразделения и подчиненных им руководителей подразделений по отношению к операционной среде.

Операционная среда

Влияние командование и управления на современные операционные среды приводит к частому размещению армейских подразделений в ситуациях, в которых их действия должны быть обдуманными и сдержанными. Во многих случаях правительство США использует армию в качестве инструмента для формирования стратегической обстановки. Там, где национальные интересы находятся под угрозой, но ограниченные цели не гарантируют крупномасштабных боевых действий, армейские подразделения должны работать с изяществом, таким образом, не обязательно, совместимыми с командованием миссии.

Такие понятия, как «стратегический капрал» выделяют пределы командования миссии, ‒ независимые действия одного солдата на поле боя могут иметь стратегические последствия. Если действия солдат тщательно не контролируются, то последствия могут повлиять на национальную безопасность. Тем не менее, это понятие находится в явном противоречии с принципами командования миссии, которые позволяют солдатам выбирать свои действия в соответствии с намерениями командира и: видением, подготовленной инициативой, общего понимания и взаимного доверия. Командные и контрольные методы влияют не только на стратегические ограничения миссии, но и в значительной степени зависят от технологических разработок.

Распространение коммуникационных технологий, систем сбора информации и высокоточного оружия привели армию к более сооружаемым решениям на поле боя.

Мышление было таким, что почти идеальное ситуативное понимание может быть достигнуто, включая поражение с помощью высокоточного оружия врага, в то же время, как в значительной степени минимизировать сопутствующий ущерб. Хотя эти идеи являются добродетельными, они подрывают принципы командования миссии, и в значительной степени являются недостижимыми.

Во многих случаях технический прогресс был направлен на обеспечение командиров лучшей ситуационной осведомленностью и улучшениями к способности общения с цифровыми системами, такими как Blue Force Tracker, командный пункт будущего, а также беспилотными авиационными системами. В прошлом, командиры опирались на сообщения приходящие с поля боя для заполнения дружественные позиций на картах.

Сегодня Blue Force Tracker и командный пункт будущего, позволяют командирам видеть их боевой порядок, вплоть до отдельного транспортного средства с высокой разрешающей способностью цифровых карт, близкому к реальному масштабу времени.

Применение беспилотных авиационных систем в сочетании с системами боевого отслеживания позволяют командирам производить относительно высокую степень понимания. Высокая степень понимания, в сочетании с системами повсеместной связи, приводит к среде, аналогичной той, что была Вьетнаме, где командиры нескольких эшелонов руководили действиями сухопутных взводов и батальонов.

Успешные инновации и командование миссии

Историк Williamson Murray определил четыре важнейших фактора успешной военной инноваций: 1. специфика; 2. размышляемая честная военная культура; 3. правильное использование истории; и 4. познавательная открытость. Мысли Murray в инновации имеют важное значение для командования миссии, потому что они предполагают, что основные положения и оперативные методы должны быть выведены из культуры, и они предназначены для поддержки. Пытаясь втиснуть командование миссии в доктрину армии, некоторые из них могут утверждать, что армия неправильно с помощью истории и игнорируя специфику, оправдывает включение концепции основанной исключительно на теоретических предпочтениях, или что армия режет собственные ноги, чтобы соответствовать обуви.

Сохранение совместной доктрины с командованием и управлением вместо полного принятия командования миссии могло бы рассматриваться, как подтверждение этой идеи. Доктрине командования миссии армии не хватает специфичности среды и природе, в которой оказалась армия США, где технологии оказывают влияние на всю работу армии, а также как информационный век формирует мышление армии о боевых действиях. На основе факторов Murray настало время успешным военным инновациям развивать подход к командованию миссии армии.

"Обрезка своих ног по размеру обуви". Анализ для командования миссии в армии США

Рисунок 1. Непрерывность командования и управления в командовании миссии

Далее усугубляется путаница командования и управления в том, что командование миссии не обеспечивает специфичность армии по отношению к современному американскому образу войны. Дерзновение немцев (Auftragstaktik) было эволюционным новшеством, специфическим для тактических, доктринальных и культурных потребностей немецкой армии. Условия, которые позволяли органично развиваться концепции Дерзновения с течением времени процветать среди немецких военных, не встречаются в современных операциях армии США.

Теоретическое обоснование Дерзновения было продуктом обширных полей сражений, в которых крупные полевые армии были рассредоточены на больших расстояниях, как правило, работавших против оппонентов, аналогичных по стилю и организации. Тем не менее, в операциях двадцать первого века условия армии изменились.

Соединенные Штаты традиционно ведут борьбу в соответствии с тем, что многие называют «Западным путем войны». Историк Geoffrey Parker предполагает, что она характеризуется акцентом на поиске быстрой, решительной победы путем уничтожения. Кроме того, по словам Parker, она построена на финансировании, технологии, разнообразии и подавляющей огневой мощи.

Однако условия изменились, обстоятельства возраста изменили технический прогресс и распался Советский Союз, с его гигантской военной силой. Эти факторы, в сочетании с последствиями глобализации, привели к относительно новой теории – та, которая в настоящее время имеется в Армии США.

"Обрезка своих ног по размеру обуви". Анализ для командования миссии в армии США

Рисунок 2. Факторы, определяющие метод контроля

 

Военный теоретик Antulio Echevarria предполагает, что силы США «шарахаются от мыслей о сложном процессе превращения военных триумфов ... в стратегические успехи». Он соглашается с Russell Weigley и Max Boot, что это отсутствие ясного мышления проистекает от акцента на уничтожение неприятеля, а не принятия во внимание результатов тактической победы.

В конструкции «мании контроля», или методе управления и контроля, который стремится вытеснить риск и ошибки на поле боя с помощью детального контроля, по-видимому, являются основным побочным продуктом информации возрастного возбуждения американского образа войны. Тот факт, что отдельные солдаты могут вызвать, стратегические последствия – находится в самом центре гипер контроля. Для того, чтобы устранить риск решений подчиненных лидеров, или случайностей, позволяющее производить стратегические ошибки своим подчиненным, внедряются ограничения, наблюдение является повсеместным, а творчество, такое как: стратегический капрал – разрабатываются с целью снижения рисков.

Снижение сопутствующего ущерба и смертей, не отображаемого с неприятелем происходит путем: применения высокоточных боеприпасов и точной силы; контролем повествования и поиска совершенного понимания всего развития в условиях менее контролируемой команды; а также подходом миссии, который фокусируется на индивидуальной инициативе, доверии и принятии разумного риска. Командование миссии укрепляет американскую направленность на ведение военных (оперативной и тактической победы в бою), а не войны (стратегической и политической победы) в связи с концепцией было выстроено на основе немецкой оперативной концепции для победы в быстрых уничтожающих сражениях.

"Обрезка своих ног по размеру обуви". Анализ для командования миссии в армии США

Рисунок 3. Условия, гарантирующие более детальное управление

На данный момент, поучительно вернуться к теории командования и управления Leonhard, чтобы понять, каким образом технологии возрастающей информации поощряют практику противоречия с командованием миссии. Командование, Лидеры и штабы в настоящее время имеют удивительное множество инструментов, которые позволяют им визуализировать поле боя и операционную среду, которые, в свою очередь, позволяет им чувствовать себя, как будто они используют поток информации для принятия решений. Лидеры, в их сознании, не размельчают миссии, – они принимают решения и направляют действия в соответствии с тем, что они способны понять.

Таким образом, распространение технологий продолжает существенно влиять как на командование США, так и командование и управление физическими тренировками. Во время Первой мировой войны, позиционная война привела к подробному командованию и управлению, но и в двадцать первом веке, технологии имеют такой эффект, что приводят к снижению слишком сильного влияния командира в детальном управления в плоскости спектра командования и управления.

Оно имеет подозрение и командование миссии. Побочным продуктом технологий является вера в способность получить идеальную или почти идеальную информацию для применения высокоточного оружия, чтобы уничтожить конкретную цель. Вы ищете идеальную информацию для того, чтобы точно поразить цель таким образом, чтобы свести к минимуму вероятность побочных повреждений, что создает залог среды манией контроля, являющейся полной противоположностью командования миссии. Командиры армии не принимают благоразумный риск, но вместо того, чтобы, как правило, свести к минимуму риск, устанавливают строго требовательные условия перед обслуживанием цели или совершением силы.

 Рекомендации

Принципы командования миссии не должны быть принципами исключительно командования миссии, но должны быть принципами, – придерживающимися в любой современной демократической армии. Взаимное доверие, общее понимание, мыслящие подчиненные лидеры, которые осуществляют инициативы, принятие взвешенного риска – это не священные права, дарованные младшим лидерам просвещенными командирами; скорее, это принципы жизненно важного значения для успеха в современном бою. Скорость информационного века требует наличия этих принципов являться неотъемлемыми качествами для любой армии, которая хочет добиться успеха. Эти принципы должны служить основой процесса операций, искусством командования и науки об управлении во всех действующих армиях. Тем не менее, манера, в которой командиры ведут свои организации и своих подчиненных не может быть стандартизирована.

"Обрезка своих ног по размеру обуви". Анализ для командования миссии в армии США

Рисунок 4. Условия, гарантирующие большие директивы управления

Вместо этого, армия должна признать, что успешные командиры корректируют свой подход к методологии командования, постоянно оценивая различные факторы, чтобы определить, насколько усилить или ослабить их контроль над браздами управления. Командиры должны определять свои подходы, основанные на понимании, полученном от индивидуальной оценки каждого подчиненного и подразделения. Армия не должна диктовать один подход над другим (то есть, командование миссии или командование и контроль). Вместо этого, доктрина должна определить искусство командования и науку управления, что будет происходить в пропорциональных количествах вдоль непрерывности, с директивным контролем и детальным контролем, как подставкой для книг (смотри рисунок 1).

 

Решение о способе управления должен затем опираться на командира, основываясь на его (или ее) понимании любого ряда факторов (смотри рисунок 2). Доктрине следует перечислять типы факторов, которые командиры должны учитывать при определении метода управления, который они будут использовать. Тем не менее, доктрина должна четко формулировать, что эти факторы являются лишь примерами, чтобы стимулировать мысль, а не окончательный перечень. Командиры должны оценивать такие факторы, как следующие при определении их методов контроля:

  • степень взаимного доверия между лидерами в подразделении;
  • степень ситуативного понимания;

  • степень сложности, связанной с миссией (то есть, проблема простая, сложная, запутанная или хаотичная?)

  • степень защиты, присущая организации;

  • степень синхронизации, необходимая для миссии или подчиненных миссий;

  • сложность и тип местности;

  • уверенность в себе командира;

  • профессиональные навыки организации и ее подчиненных подразделений;
  • знание подчиненных руководителей;
  • квалификацию персонала.

Командиры, вероятно, тяготеют к детальному контролю в районах с низкой степенью владения или высоким уровнем запутанности и сложных проблем (смотри рисунок 3). С другой стороны, командиры, скорее всего, скользят в сторону большего директивного контроля в районах с умеренной и высокой степенью мастерства и низкой сложности или запутанности проблем (смотри рисунок 4).

Кроме того, командиры должны понимать, что метод управления и контроля не является статическим. Командиры должны настраивать свой метод управления, на основе непрерывно совершенствующихся условий. Другое соображение состоит в том, что организации имеют несколько подразделений.

Командир может иметь передовое кавалерийское подразделение развивающее ситуацию на местах, в то время как маневрирующие подразделения проводят сложную, весьма синхронную работу, такую как движение по пересеченной местности. Командир, скорее всего, используют директивный контроль с формированиями кавалерии, сохраняя при этом более детальный контроль за частью миссии, требующей высокой синхронизации операций. После завершения сложной миссии, командир может вернуться к директивному контролю.

Основное преимущество этого подхода заключается в том, что он формально признает познавательный процесс испытывающего командира, когда речь идет о том, как командовать и управлять в операции. Командующие на всех уровнях проводят инвентаризацию своих подчиненных и их организации, прежде чем решить, как подходить к каждому человеку, командованию и подразделению. Подчиненные и подразделения, требующие большего надзора, – получают больше контроля. И наоборот, те, которым можно доверять, чтобы работать более независимо, – часто обеспечиваются большим возможностями в широте действий.

 

Кроме того, при решении современного американского образа войны, такой подход обеспечивает гибкость командиру, не диктуя конкретный начальственный подход к управлению операциями. Если армия регулирует порядок, в котором написана доктрина и принимает идею директивы и детального управления континуума, она будет более эффективно решать реалии войны, притягивая доктрину с теоретической осязаемостью.

Тем не менее, полезно заметить, что способы командования или их комбинации, в значительной степени зависят от качества солдат и поставленных задач, чтобы выполнять задачи. Генерал George S. Patton «младший» сформулировал эти требования более семидесяти лет назад, когда он писал: «Чтобы быть хорошим солдатом, человек должен иметь подготовку, чувство собственного достоинства, гордость за свою часть и свою страну, высокое чувство долга и обязательства к своим товарищам и их начальству, а также уверенность в себе, рожденное от продемонстрированной квалификации».

Вывод

Суммируя, командование миссии должно быть пересмотрено. Концепция не обеспечивает специфичности и, следовательно, находится в конфликте с культурой армии и новым американским образом войны. Армия должна выслушать и вернуться к своей собственной истории, чтобы определить, что она хочет от каждого конца континуума (непрерывности) не забывая при этом о практике американского образа войны и влияниях информационного века. Доктрина не должна диктовать один или другой конец континуума над другим, но должна описать, как командиры должны постоянно оценивать себя, свои подразделения, своих подчиненных, их окружение, угрозы или врага, при определении какой использовать подход. Подход должен соответствовать каждому подчиненному лидеру в своей организации.

Приняв непрерывность (то есть, континуум) контроля, армия будет развивать подход, который в гармонии с культурой армии, и порядком, с которым она уже давно предпочитает вести борьбу.

Узнавайте о Новых статьях по почте:

Добавление комментария
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх