Россия - жертва неблагоприятной для нее армии
Материалы сайта:
Гражданская война в России
Вторая мировая война
Теория войны
Сухопутный компонент
Морской компонент
Авиационный компонент
Нетрадиционный компонент
Связь РТР и РЭБ
Навигация
Боевая психология и медицина
Логистика
История боевого применения
Разделы категории:
История войн и операций
Тактика
Оператика
Стратегия

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Категория: Теория войны

Автор статьи – подполковник John K. Foley. Статья была опубликована в сентябрьском номере журнала, Ассоциации Полевой Артиллерии Армии США 2017 года. Перевод на русский язык осуществлен командой SGS-mil. В России военная служба имеет долгую историю опаски среди населения. Статья является продолжением ранее начатого материала.

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Расчет советского артиллерийского орудия под Одессой в 1941 году. Постановочная фотография советской пропаганды. За весь период советско-германского фронта Второй мировой войны, в советском союзе умудрились создать небольшое количество не постановочных фотографий (не связанных с советской пропагандой).

Вторая мировая война и демографический спад в России

Во время холодной войны армия США тренировалась, чтобы противостоять ордам советской красной армии. США и НАТО, как ожидалось, будут участвовать в борьбе с продвижением советских волн танков и пехоты, ползущими через коридор Fulda, при поддержке массированного артиллерийского огня. Однако после распада советского союза в 1991 году и трудностей с чеченцами русские «военные стратеги» были вынуждены творчески преодолевать свои военные недостатки.

Наш образ российских войск коренным образом изменился с тех пор, как они стали жертвой неблагоприятной для них армии. Это во многом связано с демографическими, социальными и технологическими изменениями в России. Это также является движущей силой перехода России к «добровольческой» армии.

За последние несколько десятилетий Россия пережила демографический спад. Сочетание низкой рождаемости и высокой смертности; особенно среди мужчин, привели к мрачным взглядам на их будущую боевую силу. Во время Второй мировой войны советская армия традиционно использовала свое численное превосходство для проведения массовых атак против немецкой армии в стиле людских волн (рисунок 1).

Гигантские советские потери в той войне объясняются именно этим, а не чем-то другим. Однако в годы после Второй мировой войны Россия перешла от сельского населения к городскому промышленному населению.

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Рисунок 1. Наступление методом людских волн – был перенят, как традиция от русской императорской армии (не постановочная фотография января 1942 года). Суть людских волн заключалась в том,  чтобы показать врагу, как можно большее количество людей на ограниченном пространстве. Надеясь этим вызвать шок от большой массы атакующих, как правило, со штыками на оружии, и тем самым заставить врага отступить.

В результате советские женщины создавали семьи с одним или двумя детьми. Этому способствовали многие факторы: высокий спрос на женщин-работников, высокообразованное женское население, высокий уровень абортов, даже неблагоприятное давление со стороны советского и более позднего российского общества. Эти демографические проблемы теперь исключают будущие советские наступления волнами танков и механизированной пехоты.

Совпадение с этим переходом к более мелким семьям – это снижение позитивного имиджа военных. Благодаря серии войн, начавшихся с 1992 года, Россия в той или иной форме участвовала в боевых действиях. Все эти конфликты оказались непопулярными, особенно для семей с одним ребенком. Российские лидеры начали обращать внимание на то, что это имело на вооружение.

Во время чеченских войн 1990-х годов произошло несколько ярко выраженных случаев, когда матери военнослужащих приходили на поле боя, чтобы вернуть своих сыновей. Эти молодые люди часто были или военнопленными или были убитыми. Российское военная безответственность усугубляла негативное восприятие войны.

Потеря жизни в этом конфликте была обнародована новыми «свободными» российскими СМИ, которые вызвали волну негодования среди российской общественности. Уроки этих войн заставили военных планировщиков задуматься о том, чтобы отказаться от стратегий, которые привели к жертвам.

В России военная служба имеет долгую историю опасения среди населения. В царские времена деревни выполняли ежегодные рекрутские наборы для снабжения новобранцами. Военная служба в советские времена стала более распространенной, особенно во время Второй мировой войны. Однако после войны советское общество было стратифицировано высшей классовой «номенклатурой» и всеми другими под ними.

Уклонение от военной службы стало традиционным для номенклатуры. Таким образом, военная служба непропорционально ложилась на население, которое в наименьшей степени избегало призыва. В конце советского периода военная служба стала еще менее привлекательной, поскольку военные стали печально известными «дедовщиной» или насильственными издевательствами в ее рядах.

По сей день «дедовщина», как сообщается, распространена среди российских военных. В 2006 году в New York Times писала, что 16 солдат были убиты этой практикой и еще сотни совершили самоубийство. Война в Афганистане обострила проблему дедовщины, только после ее окончания рухнул советский союз (рисунок 2). К началу чеченских войн 90-х годов российские военные находились в тяжелом положении. Отвращение родителей к призыву по-прежнему продолжает преследовать российских военных.

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Рисунок 2. Советская пехота в Афганистане на привале во время выполнения боевой задачи. На переднем плане группа «дедов», совершенно дистанцированная от остальной части подразделения.

С начала 2000-х годов Россия приняла концепцию «профессиональных офицеров, сержантов и солдат». Они инвестировали в улучшенное военное образование. Вместо того, чтобы моделировать систему США, Россия выбрала «швейцарскую» и «австрийскую» системы.

Россия резко сократила численность своей армии, но утроила зарплату офицерам и солдатам. Они даже приняли российскую версию страховой группы Servicemembers Group с российской страховой компанией «СОГАЗ», которая платит 3,506 миллиона рублей – 58 000 долларов – семьям погибших солдат. Они отбросили старую форму и технику советской эпохи и начали оснащать своих солдат современной пиксельной камуфляжной формой и новым оружием.

Недостатком является то, что Россия по-прежнему не справляется с целями по набору персонала для вывода на вооружение полных «добровольцев» (контракт) рисунок 3. Они уделяли первоочередное внимание боевым подразделениям с контрактными солдатами. В результате они все еще зависят от поддержки боевой службы призыва, особенно в подразделениях логистики и поддержки.

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Рисунок 3. Европейская карикатура середины XIX века на «добровольный» принцип комплектования вооруженных сил России – «Набор добровольцев в России. ‒ Тише, тише! Не спешите, … все успеют подписать … в очередь мои храбрецы»! Принцип добровольно-принудительного комплектования ВС в России, как был, так и остался.

Россия также использует гибридные силы во всех своих конфликтах. Одним из различий между чеченскими войнами 1995 года и 1999 года было то, как российская армия кооптировала и использовала конкретные чеченские силы во время второй войны в 1999 году. Чеченские подразделения, такие как батальоны «восток» и «запад», во главе с персоналом ГРУ (военной разведки) и сообществом российских спецслужб, сыграл важную роль в вторжении России и последующей кампании по борьбе с повстанцами внутри Чечни.

Российский суррогатный батальон «Восток» продолжал участвовать в вторжении в Грузию и теперь участвует в нынешнем украинском конфликте в Донбассе. Благодаря этому успеху были созданы многочисленные другие суррогатные силы и маскарад (рисунок 4), сепаратистов, в том числе – «Народная милиция Донбасса», «армия Юго-востока», «Русская православная армия», «Добровольцы Деникинцы», нео-казаки, осетинские и абхазские военизированные формирования.

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Рисунок 4. Гибридная сила России – маскарад из традиционной военной силы и военной техники (на фотографии это танк Т-64БВ) и невменяемых людей (криминал + «русские националисты»), ведущие в XXI веке «яростную борьбу с фашизмом».

Есть много преимуществ этих сил, от правдоподобного отрицания местных знаний и опыта, но фундаментальным преимуществом является то, что они не являются гражданами из сердца России. Те русские, которые занимаются этим видом войны, являются «добровольцами».

В отличие от русского призывника, родители которого не хотели, чтобы их сыновья были на военной службе против своей воли, эти не совсем вменяемые наемники действуют, как квазипутинский иностранный легион. Они действуют под руководством и инструкторами военной разведки и «спецназа». Любые потери, которые они понесут, почти не беспокоятся о семьях, возвращающихся домой в Москву.

Общей темой, проходящей через российские военные технологии, является борьба с противостоянием. Русские активно инвестируют в кибер и информационную войну. В отличие от США, где многие студенты колледжей в области науки, техники, техники и математики (STEM) являются иностранными студентами, в России успешно работают высококвалифицированные российские студенты STEM. Теперь они являются мировым лидером в области компьютеров, разработки программного обеспечения и некоторыми из самых известных компьютерных хакеров.

Они эффективно использовали это оружие против США и стран НАТО. Более серьезной проблемой для военного бойца является их эффективное использование технологии беспилотных летательных аппаратов (UAS). Они использовали украинский конфликт в качестве испытательного стенда для не только множества UAS-систем, но также разрабатывают новую доктрину артиллерии в сочетании с доктриной UAS.

Это согласуется с их большой зависимостью от артиллерии и нескольких ракетных установок (рисунок 5). Россия использует их в качестве противотанкового оружия в Украине. Усугубление этой угрозы – использование Россией боеприпасов, которые они использовали против украинских военных с разрушительными результатами.

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Рисунок 5. «Современная российская» 152-мм самоходная артиллерийская установка 2С35 использует ствол от советской 152-мм пушки 2А36. В результате несложных технических перестановок и модернизации советская пушка, в российской армии стала … гаубицей.

США в значительной степени отказались от возможности использовать боеприпасы артиллерии из-за Договора о запрете мин в Оттаве, договора AKA «Принцессы Дианы», объявляющего вне закона наземные мины и суббоеприпасы. Россия также вложила значительные средства в нелетальные эффекты, такие как электронная война (EW). Теперь анализ кредитоспособности приписывает России перегрузку в отношении США в области EW на тактическом уровне.

Россия также потратила миллиарды долларов на модернизацию своих танков Т-72, Т-80 и Т-90. Российские батальонные тактические группировки теперь опережают типичную боевую бригаду США и могут сражаться со своим коллегой США на максимальных дистанциях в прямых огневых контактах.

Танки, такие как Т-90 и Т-14 Армата (рисунок 6), делают больший акцент на живучести экипажа. T-14 даже учитывает комфорт, о котором русские не были широко известны в своем развитии танков. Танк Армата использует электронную, без экипажа танковую башню, с экипажем, расположенным в корпусе, для повышения живучести. Армата Т-14 намекает на эволюцию России в роботизированных танках.

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Рисунок 6. «Современный российский» боевой танк Т-14 Армата, только внешне кажется, что концепция этого танка имеет новаторство. Однако, если присмотреться внимательно видно, что в случае подбития танка, его экипаж имеет выход обращенный в сторону врага, и не имеет выхода в кормовой части корпуса танка.

Русские все больше уделяют особое внимание робототехнике, в качестве дальнейшего использования противотанкового оружия и активно ведут беспилотные наземные войны и беспилотные наземные транспортные средства (UGV). Они разработали и развернули вооруженную роботизированную систему «Платформа-М» с некоторыми из своих элитных подразделений, таких как морская пехота.

Они даже планируют модернизировать основные боевые танки в UGV. Как и в случае с UAS, русские могут быстро преуспеть в области военной робототехники. Эта тактика идеально подходит для решения своей демографической проблемы.

Для этой жертвы крайне важна неблагоприятная армия, добиваясь успеха в дальних боях (воздух, артиллерия, танк и т. д.). Для сил США борьба с этим начинается с совместной огневой поддержки. Это битва «должна победить» США, поэтому все активы должны, быть доступны с минимальными ограничениями. Россия знает, что наша способность бороться в совместной среде – одна из наших сильных сторон, поэтому они начали организовывать совместную борьбу.

Так как они находятся в более раннем развитии совместной войны, это по-прежнему сила, которую могут использовать США и ее союзники. Ключом к успешной ориентации русских в совместной войне является уничтожение их EW и возможностей управления и контроля (C2) ‒ рисунок 7. Они, как правило, являются излишними, и поэтому его уничтожение является проблемой для сил США. Кроме того, основное внимание следует уделять уничтожению, а не подавлению.

Борьба с русскими будет непохожей на все, что когда-либо испытывалось вооруженными силами Америки. После окончания «холодной войны» США сосредоточились на достижении военных результатов с минимальными жертвами с обеих сторон, гражданских и военных.

Возможности России в области РЭБ и С2 являются целями, в которых проживают военно-промышленные специальности низкой плотности (MOS). Тот, кто успешно производит наибольшие потери среди других MOS с низкой плотностью, будет иметь преимущество в достижении победы на этом высокотехнологичном поле боя.

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Рисунок 7. Мобильный телефон – основное средство управления подразделениями и частями не только в мирное время, но и во время военных действий. Так, например, ранение командующего 58-й армии генерал-майора А. Н. Хрулева в августе 2008 года связано именно с тем, что он управлял своими частями по мобильному телефону. И небольшой штрих к портрету Хрулева (официальная русская Википедия): «… колонна стала разъезжаться в разные стороны, растянувшись километра на полтора. Мы решили бежать в обратную сторону за отъезжавшим БТРом, в сторону от города. Впереди бежал генерал».

Вооруженные силы США должны также уделять особое внимание нападению на российскую логистику. Логистика традиционно является российской слабостью, и ее нацеленность на нее негативно скажется на русских в бою. Это также затронет призывные силы в большем количестве, что, скорее всего, подорвет волю России к продолжению вооруженного конфликта.

Наконец, США должны доминировать в тесном сражении на уровне бригадной боевой команды. Будь то по тактике и (или) оружию, ни одна из сторон не может позволить себе страдать от чрезмерных потерь среди своих профессиональных добровольческих сил.

Они дорогие в обслуживании и трудно заменяются. Тем не менее, необходимо приложить все усилия, чтобы привлечь российских войск к жертвам. Это может показаться очевидным военным лидерам, однако со времени войны в Персидском заливе 1991 года вооруженные силы США столкнулись с уровнем разрушения, необходимым для победы над таким противником, как Россия.

Когда в целом, Россия не только должна бороться с противостоящей битвой, чтобы компенсировать потери, но и имеет возможность сделать это успешно. Когда учитываются совокупность активов России: информационная война, гибридные силы, EW, UAS, артиллерия, модернизированные танки, в сочетании с их новой «добровольческой» армией, Россия представляет собой вызов для сил США (рисунок 8).

Россия – жертва неблагоприятной для нее армии

Рисунок 8. Показатель эффективности российской государственной системы управления. Несмотря на видимый подъем военного дела в России, этот подъем связан только с внешними, видимыми формами. На самом деле, подъем военного дела в России ограничивается недостатками русского народа, которые невозможно устранить ни при помощи денег, ни путем организационной работы. Эти недостатки заключаются в нежелании заниматься всякой методической работой и любви к удобствам, в недостаточном чувстве долга, боязни ответственности, отсутствии инициативы и полной неспособности правильно определить и использовать время. Таким образом, с 1913 года по настоящее время не наблюдается существенных изменений, за одним исключением, в настоящее время у России нет собственной промышленности.

Это старая угроза, создавшая новую и значительную угрозу для сил США не только в Восточной Европе, но и на Ближнем Востоке. Теперь задача состоит в том, чтобы признать эту угрозу и получить после трудной задачи решения проблем для ее смягчения.

Подполковник в отставке John Foley – общий инструктор по операциям и разведке в Fort Carson, (штат Колорадо). До этого Foley служил 27 лет как в USMC, так и в армии США в качестве офицера военной разведки.

Метки к статье: нато против россии, армия россии, армия сша, гибридная война, народ россии, Русско-украинская война

Узнавайте о Новых статьях по почте:

Добавление комментария
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наверх