Индивидуальность города

Категория: Теория войны / Стратегия

Индивидуальность города

Фото 1.

Лидер оппозиции Украины Виктор Ющенко обращается к народу (более десяти тысяч человек) 22-го ноября 2004 года на площади Независимости в Киеве, обвиняя правительственных чиновников в фальсификации результатов выборов. Последователи Ющенко использовали оранжевый цвет как символ массового движения против легитимности избранного правительства. Использование ярких цветов как символ восстания другими народными движениями, использующих гражданское неповиновение в качестве основной тактики породила термин «цветная революция».

Неприступный источник силы вооруженных конфликтов в двадцать первом веке

Автор статьи – подполковник Эрик А. Классен, Сухопутные войска Бельгии. Статья была опубликована в ноябрьском и декабрьском номере MILITARY REVIEW 2015 года. Перевод на русский язык осуществлен командой SGS-mil, при использовании ссылка на сайт www.sgs-mil.org – обязательна.

После окончания Бородинского сражения в сентябре 1812 года, Наполеон двинулся на Москву. Во время этого кризиса, большинство генералов обратились к фельдмаршалу Михаилу Кутузову, чтобы защищать город любой ценой. Кутузов отказался, потому что «... сам акт отказа от Москвы подготовит нас победить нашего врага. До тех пор пока армия существует и способна противостоять врагу, мы в безопасности в надежде на то, что война будет заключаться счастливо; но когда армия уничтожена, Москва и Россия погибнет. Я приказываю отступление …»! После этой команды, граждане эвакуировали город и подожгли его.

Война является актом насилия, чтобы заставить неприятеля выполнить свою волю, делая неприятеля бессильным. Таким образом, источники влияния имеют первостепенное значение. Каждый воюющий защищает свою собственность, пока перехватывает инициативу, чтобы атаковать своего неприятеля. Потому что он видел в армии – реальный источник российской власти, Кутузов сделал трудный выбор, чтобы сохранить свои силы, а не защитить столицу.

В то время, Москва насчитывала 270 000 жителей. Теперь жители Москвы составляют число в двенадцать миллионов. В 1800 году, 3% мирового населения проживало в городах. Это соотношение в настоящее время составляет 50%, а тенденции указывают на то, что она вырастет до 60% к 2030 году. Принимая во внимание рост населения земного шара от одного до восьми миллиардов в этот же период, то это означает, что число городских жителей будет более увеличиваться, более чем в сто пятьдесят раз в течение чуть более двух веков.

Масштабы этой эволюции поднимают вопрос о том, является ли относительная важность вооруженных сил и городов в качестве остающимися неизменными источниками влияния. Один из способов ответить на этот вопрос заключается в анализе того, что действующие российские правители считают самую опасную угрозу для своей страны и режима на данный момент.

Через два столетия после того, как закончилось Бородино, Кремль заявляет, что Москва в очередной раз находится под угрозой неминуемого нападения. В мае 2014 года российские власти организовали международную конференцию безопасности полностью посвященную цветным революциям.

Во время конференции, генерал Валерий Герасимов – начальник штаба Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, ‒ пояснил свою точку зрения по вытеснению украинского президента Виктора Януковича в начале того года: «Цветные революции стали главным рычагом для осуществления политических идей ... Они основаны на политических стратегиях, связанных с внешними манипуляциями протестного потенциала населения, в сочетании с политическими, экономическими, гуманитарными и другими невоенными мерами». В более ранней публикации, он писал, что «… правила войны существенно изменились. Роль невоенных методов для достижения политических и стратегических целей увеличились, и их эффективность, в некоторых случаях превысила вооруженные силы».

В глазах Кремля, этот тип смены режима может произойти в любое время в Москве. Массовые демонстрации в Москве могут быть опасным для Путина, поскольку они оказались у Януковича в Киеве. Поэтому президент Путин твердо заявил: «Мы видим, что волна так называемых «цветных революций» привела к таким трагическим последствиям. ... Для нас это урок и предупреждение, и мы должны сделать все необходимое, чтобы предотвратить все вроде этого, чтобы оно не происходило в России».

Хотя интерпретация Кремля последних событий указывает на то, что в нем отказываются проводить различия между спонтанными протестами и спланированными диверсиями, это также показывает, что Кремль считает городскую мобилизацию эквивалентной мощности равной или превосходящей обычную военную силу. Оценка Герасимовым относительно важности армий и городов – явно полная противоположность Кутузову. Другие события подтверждают эту оценку. В мегаполисах, как Каир, Багдад, и в секторе Газа, военные силы оказались недостаточными, чтобы сдерживать мобилизованное население. Поскольку процесс урбанизации продолжается, эта тенденция будет только усугубляться.

Тем не менее, повышение роли городов в вооруженных конфликтах происходит не из-за самих городов, но заключается именно в том, как взаимодействуют их многочисленные жители. Эта статья описывает, что источником влияния в будущих вооруженных конфликтах является протестный городской потенциал. Поэтому, этот беспомощный потенциал неприятеля требует его изоляции от городских округов в самом начале операции. Это требует возобновления понимания первого принципа унифицированных наземных операций ‒ инициативы.

Для обоснования этого тезиса, статья объясняет процесс урбанизации в контексте конфликтов и войн. Далее она описывает, как воюющие используют мегаполисы в качестве стратегических источников влияния, а не выгодных тактических полей сражений. Кроме того, она анализирует, как появляется подавляющая поддержка населения, являясь решающим фактором конфликта действующего в мегаполисе. И, наконец, выводятся военные последствия из этого анализа.

Урбанизация

Индивидуальность города

Фото 2.

Вид на Ленинский проспект столице Чечни – Грозный, Россия, 13-е апреля 1995 года. Обстрелы и бомбежки российскими войсками во время предыдущего января сделали Ленинский проспект одной из самых опасных улиц в мире.

 

 

В двадцать первом веке мегаполисами считаются города численностью в несколько миллионов жителей, это не просто увеличенные версии ранних городов девятнадцатого века с менее ста тысячью жителями. Урбанизация не просто означает, что города разрастаются, но более всего означают то, что городской характер среды становится определяющим параметром самой жизни.

В 1800 году города были небольшими, но находились в густонаселенных районах, регулируемых зачаточной администрацией и охранявшейся укрепленным периметром из стен. Защита города полностью полагались на значение стен крепостного периметра – как препятствия. После того, как стены разрушались, город завоевывался. Длительное сопротивление внутри крепостного периметра было невозможно. Поскольку эффективность огневой мощи против укреплений возрастала, важность городов в войнах сокращалась.

Напротив, современные мегаполисы – это большие районы с высокой плотностью населения, где жизнь зависит от администрации. Нет периметров в форме высоких крепостных стен, а также не затруднен доступ к центру. Тем не менее, это не означает, что эти города беззащитны. Наоборот, оборонительное значение мегаполиса проистекает из размера силы, необходимого для контроля граждан, проживающих в нем.

Историк Quinlivan доказал, что два параметра определяют требования силы удерживать город: численность населения и уровень конфликта. Сравнивая мирные и конфликтные зоны по всему миру, он показывает, что – в зависимости от уровня конфликта – требования силы на тысячу жителей, составляют от двух легко вооруженных полицейских офицеров в патрульной машине, до двадцати солдат с тяжелым вооружением и адекватной поддержкой от вооруженных сил. В мегаполисах, это правило полностью меняет характер городской войны.

Требования к силе для городского боя пропорционально численности населения, а не силы неприятеля, боец – городской житель находится в центре разрабатываемой стратегии. Из-за огромного размера населения, городские бойцы опирающиеся на город, наносит более высокие потери врагам путем мобилизации жителей города против вражеских сил, чем непосредственная борьба с ними. Таким образом, сила городских воюющих бойцов основывается и заключается в их способности настраивать уровень конкуренции на оптимальном уровне.

Низкий уровень конкуренции не беспокоит противоположную сторону, но и чрезвычайно высокий уровень насилия не угрожают чем-либо неприятелю. Выше определенного уровня, по его достижению, акты насилия уменьшаются. Несмотря на это, крайнее насилие повышает требования силы неприятеля для боя, ‒ оно снижает требования к силе для мер по контролю за населением.

Экстремальное насилие ведет к повальной неуверенности и развалу административных услуг, в результате чего граждане бегут из города. В результате уменьшение городского населения уменьшает число солдат, необходимых для контроля за населением. Кроме того, поскольку число

Метки к статье: война в городе, цветная революцияя, невоенные методы

Назад Вперед

Узнавайте о Новых статьях по почте:

Добавление комментария
Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если вы заметили грамматическую ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой, нажмите Cntrl+Enter и отправьте комментарий администратору сайта.

Наверх