Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион и концепция сражения во многих областях

Категория: Теория войны / Стратегия

Автор статьи – генерал Robert B. Brown, армия США, командующий Сухопутными войсками Соединенных Штатов на Тихом океане. Статья была опубликована в мартовско-апрельском номере Military Review. Перевод на русский язык осуществлен командой SGS-mil, при использовании ссылка на сайт www.sgs-mil.org – обязательна.

Вооруженные силы Соединенных Штатов находятся на перепутье, сталкиваясь как с институциональными, так и с оперативными проблемами. Характер современной войны продолжает меняться быстрыми темпами, что требует от военных руководителей переоценки некоторых основных убеждений. Эта ситуация привела к проверке и уточнению понятий и возможностей, а также людей, чтобы Вооруженные Силы США были готовы к конфликтам сегодняшнего и завтрашнего дня.

Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион и концепция сражения во многих областях

Без сомнения, любой будущий конфликт будет становиться все более сложным и распределенным, в том числе одновременно с несколькими действиями во многих областях – на суше, в воздухе, на море, в космосе, а также в киберпространстве. Зарождающаяся концепция многодоменного сражения, некоторые элементы которой описаны в предстоящей официальной публикации, разработанной совместно Армией (Сухопутными войсками) и Корпусом морской пехоты, посвящена усложнению поля боя и его требованию для последующей интеграции.

Будучи находящейся до сих пор в разработке и экспериментировании, эта концепция уже затрагивает оперативные и ресурсные решения, особенно в Индо-Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В этой статье представляются три темы, иллюстрирующие о том, как мы думаем реализовать концепцию сражения во многих областях в зоне ответственности командования Тихоокеанского региона. Во-первых, в ней кратко обсуждается стратегическая ситуация в Индо-Азиатско-Тихоокеанском регионе, которая характеризует необходимость в новой операционной концепции для интеграции всех Вооруженных сил Соединенных Штатов. Далее она описывает концепцию сражения во многих областях, включая три элемента, которые помогают определить желаемые эффекты: совместную интеграцию, технологию и развитие людей. Наконец, она представляет рисунок определения нескольких областей, так как концепция уже применима на тактическом уровне.

 

Стратегический контекст Индо-Азиатско-Тихоокеанского региона

Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион и концепция сражения во многих областях

Учитывая, что международное положение дел в этом регионе является более слабым, чем когда-либо, концепция сражения во многих областях ‒ крайне необходима. Регион состоит из тридцати шести стран, которые находятся в шестнадцати часовых поясах; эти страны составляют более половины населения мира и двадцать четыре из тридцати шести мегаполисов на Земле, также они охватывают более половины площади поверхности планеты.

В регионе находятся три крупнейшие экономики мира, семь крупнейших вооруженных сил и пять из семи партнеров по соглашениям о взаимной обороне с Соединенными Штатами. По словам адмирала Harry B. Harris («младшего»), командующего Тихоокеанским командованием Соединенных Штатов, «ежегодная глобальная торговля в размере примерно $ 5,3 трлн. США основывается на беспрепятственном доступе к морским коридорам [таким, как Малаккский пролив и Южно-Китайское море] $ 1,2 трлн. из этой морской торговли, предназначенной для США или экспортируемой из нее». Кроме того, «Малаккский пролив один, осуществляет более 25 процентов пропусков нефтяных танкеров и 50 процентов всех транзитов природного газа каждый день».

Кроме того, этот район подвержен стихийным бедствиям: тайфунами, землетрясениями, вулканами, цунами и другими событиями, которые представляют собой «более 60 процентов природных бедствий в мире». Говоря проще и короче, ‒ глобальное процветание зависит от стабильности и безопасности в этом обширном и сложном регионе.

Эта демографическая и экономическая динамика взаимодействуют с возросшими темпами технологических изменений, добавляясь к политической и военной сложности, уже имеющейся в Индо-Азиатско-Тихоокеанском регионе. Драматические технологические сдвиги, создаваемые беспилотными возможностями, робототехническим обучением, искусственным интеллектом, нанотехнологиями, биотехнологиями и большими данными, только усиливают военную конкуренцию между геополитическими соперниками.

Многие из этих новых технологических инструментов зависят от использования цифровой связи – семь миллиардов устройств, подключенных к Интернету в 2016 году, и прогнозируемые пятьдесят миллиардов к 2020 году – только увеличивают и без того опасную ситуацию в киберпространстве и ее зависимость от космических активов для обеспечения связи.

Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион и концепция сражения во многих областях

Рисунок 1. Многонациональные силы, проходящие строем в едином подразделении 15 февраля 2017 года, после официальной церемонии открытия учения Cobra Gold  («Золотая Кобра») 2017 года, в Utapao, Thailand. Учения Cobra Gold, в этом году проводится уже в тридцать шестой раз, ‒ является крупнейшим мероприятием по сотрудничеству в сфере безопасности на театре Индо-Азиатско-Тихоокеанского региона. В этом году основное внимание уделяется укреплению региональной безопасности и эффективному реагированию на региональные кризисы путем объединения надежных многонациональных сил для решения общих задач и обязательств в области безопасности в Индо-Азиатско-Тихоокеанского регионе.

Технологические сдвиги также подпитывают и усиливают проблемы в области безопасности в Индо-Азиатско-Тихоокеанском регионе, причем некоторые из наиболее трудноразрешимых проблем в мире среди них. Вызовы включают:

  • все более воинственную Северную Корею, которая разделяет с Ираном все более эффективные ракетные технологии;

  • растущий Китай, который бросает вызов международным правилам и нормам;

  • реваншистскую Россию (Московию), которая все активнее пытается действовать на Тихом океане с провокационной военной позицией;

  • продолжающуюся ядерную поддержку трений между Индией и Пакистаном;

  • активизацию деятельности насильственных экстремистских сетей, действующих в странах-партнерах и союзниках;
  • политическую и дипломатическую нестабильность в результате изменений в исполнительном руководстве ключевых региональных союзников и партнеров.

Самая опасная угроза в Азиатско-Тихоокеанском регионе исходит от региональных субъектов, обладающих ядерными арсеналами, и намерениями подорвать международный порядок. Сложные возможности отказа и незначительные вооруженные силы, управляемые государством, но поддерживаемые крупными вооруженными силами с внутренними линиями коммуникаций, создают опасность свершившегося факта.

Как и в международном режиме, военная обстановка также становится все более опасной. Соперники и враги извлекли уроки из успехов и неудач ВС США за последние несколько десятилетий. Они признают, что сильными сторонами США, основаны на проекции мощи, совместных операциях и технологическом переходе, привели к беспрецедентному тактическому успеху.

Таким образом, соперники разработали возможности и концепции, которыми пытаются устранить эти преимущества, увеличивая сложность поля сражения для Вооруженных Сил Соединенных Штатов. Это привело к участию во все более широко оспариваемом глобальном достоянии, с потерей военного превосходства США в воздухе и на море из-за технологий и тактики отказа. Независимо от того, предпринимают ли неприятели поэтапные или внезапные действия, Соединенным Штатам необходимо значительно улучшить свое стратегическое преимущество в Индо-Азиатско-Тихоокеанском регионе, иначе США рискует потерять свои позиции в военном, дипломатическом и экономическом планах.

Из-за этих стратегических тенденций, таких как позитивных, так и негативных, силы США и партнеров должны сохранять текущие военные преимущества и возвращать те, которые были потеряны. Уменьшение риска конфликтов и обеспечение стабильности нынешней международной системы зависит от нашей способности удерживать ключевых действующих лиц от агрессивных и пагубных действий. Мы должны прервать вражеские циклы принятия решений и представить врагам многочисленные дилеммы, которые создают неопределенность и парализуют их усилия. Однако, если агрессия ведет к конфликту, мы должны быть готовы однозначно победить наших врагов.

Этот подход является движущей силой концепции сражения во многих областях (доменах), которая разработана для преодоления технологий отказа и совместного воздействия на все области (то есть, домены) для создания локализованных областей воздействия силой. Эти эффекты снова активируют маневр для всей совместной силы, действующей в любом регионе, тем самым помещая врага в неблагоприятное положение, так что силы США могут получать инициативу в действиях.

Элементы концепции сражения во многих областях

Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион и концепция сражения во многих областях

Концепция сражения во многих областях может поначалу звучать как что-то новое, не как традиционная совместная операция. В этом есть доля правды. Однако, то, что мы пытаемся достичь – эффектов в пересечении областей, ‒ является не совсем новым. Например, в Фермопилах и Саламине древние греки использовали как сухопутные, так и военно-морские силы, чтобы победить вторгшихся персов. Намного ближе к нашему времени Соединенные Штаты Америки обязаны своей независимости эффективному использованию американских и французских

Назад Вперед

Узнавайте о Новых статьях по почте:

Добавление комментария
Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если вы заметили грамматическую ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой, нажмите Cntrl+Enter и отправьте комментарий администратору сайта.

Наверх